Северск. Мир создан для любви | Страстной бульвар, 10

Северск. Мир создан для любви

Выпуск № 7-147/2012, В России

Северск. Мир создан для любви

Наверное, большинство людей, испытав какую-то радость, какое-то приятное потрясение, непременно стремятся поделиться пережитым с окружающими. Вот и мне, как только в тот вечер закрылся занавес в Северском театре для детей и юношества, очень захотелось, чтобы новый спектакль северчан увидело как можно больше зрителей. И не только в закрытом атомграде Северске, но и в Томске, и в других городах!

Казалось бы, постановкой шекспировской «Ромео и Джульетты» сегодня удивить трудно. Современный зритель изрядно насмотрелся и классических спектаклей, порой тяжеловесных или откровенно скучных, и авангардных, где многочисленные режиссерские «навороты» порой выхолащивают содержание и после просмотра которых, так и хочется спросить, а где же здесь, собственно, та самая, воспетая Шекспиром любовь?

Спектакль Северского театра в постановке его главного режиссера Натальи Корляковой иной. Он изысканный, полный смысла, доставляющий наслаждение и уму, и сердцу. Он смотрится на одном дыхании и оставляет после себя восхитительное послевкусие. Начнем с того, что вся постановка пропитана атмосферой любви. У всех, а не только у знаменитых веронских любовников, здесь есть своя история. Надо только повнимательнее присмотреться, понаблюдать за взглядом, за жестом, за невзначай брошенной репликой того или иного персонажа.

Вот синьора Капулетти (Лариса Окишева), говоря Джульетте о предложении Париса, показывает ей медальон с портретом жениха, предварительно сорвав его со своей груди. Можно только догадываться, что творится в душе бедной женщины, вынужденной дать благословление на брак дочери и... своего тайного возлюбленного, чей образ она держит близко к сердцу. А как понятно становится стремление отца Лоренцо (Евгений Казаков) и Кормилицы (Татьяна Угрюмова) помочь Ромео и Джульетте. Ведь, по замыслу режиссера, они когда-то любили друг друга. Впрочем, почему любили? Судя по тому, как эти двое смотрят друг на друга, догадываешься, что чувство не прошло. Только вот судьба распорядилась так, что один, согласно сану своему, обречен на безбрачие, а другая - вынуждена жить радостями и горестями чужой семьи. Поэтому-то и принимают они так близко к сердцу первую любовь детей, потому-то и стремятся помочь им, даже не задумываясь, какие кары (людские, не небесные!) могут обрушиться за это на их головы. Они знают, каково - жить без любимого! Пусть хоть кто-то будет счастлив на этой земле. Более того, Лоренцо надеется, что брак Ромео и Джульетты, их готовность пойти на все ради своего чувства разрушит наконец многолетнюю вражду между почтенными семействами Монтекки и Капулетти. Стоя на авансцене, священник прикрывает на миг глаза, а в это время зритель наблюдает за идиллической картиной в глубине сцены: ненависть исчезла, а господа и слуги двух враждующих сторон обнимают друг друга и обмениваются рукопожатиями. Но это лишь сон, лишь мечта... Он открывает глаза, и все возвращается на круги своя.

Наталья Корлякова и художник-постановщик Любовь Петрова не старались ни дотошно воспроизвести колорит средневековой эпохи, ни, напротив, осовременить действие. Сценография лаконична: черный кабинет, на заднем плане - сооружение, напоминающее итальянское палаццо, плюс великолепная игра света, на протяжении действия до неузнаваемости преобразующая пространство сцены (особый поклон художнику по свету Наталье Гара). Нет строгого соответствия времени и в костюмах. Молодые люди: Бенволио, Меркуцио, Тибальт и их спутники - одеты в черные брюки и вязаные крючком шерстяные кольчужки с капюшонами. Так могут быть одеты и сегодняшние подростки. Зато наряды дам и кавалеров постарше пышны, замысловаты. Но такая разностильность не раздражает, не отвлекает. Напротив, создает впечатление, что все происходящее - вне времени и пространства. История этой красивой и трагичной любви могла произойти и семь веков назад, и три, а может и сегодня. Она могла случиться в Италии, а могла и в России. Ну, скажите, чем отличаются эти мальчишки из свиты Монтекки и Капулетти, задирающие друг друга по поводу и без, от современных тинейджеров, учиняющих уличные разборки?

Очень часто на роли главных героев в «Ромео и Джульетту» берут актеров с яркой, выразительной внешностью. Наталья Корлякова отказывается от этого. И Руслан Ковязин, играющий Ромео, и Наталья Дуброва (Джульетта) внешне ничем не выделяются среди других героев - их сверстников. Обычный мальчишка, обычная девчонка, каких немало. Они не пытаются играть героев, «избранных». Режиссер как-то даже умышленно приземляет их. Порой они трогательны, порой смешны. И вот таким, «обыкновенным», почему-то веришь больше. И их преображение под воздействием Любви воспринимаешь как чудо. Потому что только искреннее, чистое, светлое чувство двух влюбленных может так стремительно превратить обычных людей в необыкновенных!. На наших глазах немного ребячливые поначалу герои становятся взрослее, в них появляется твердость, решимость идти до конца. И все препятствия на их пути начинаешь переживать остро, не отстраненно, не сосредотачиваясь на достоинствах и недостатках спектакля. Впрочем, недостатков как таковых и нет. Разве что по мелочи. Но мелочи эти с лихвой окупаются той искренностью, с которой и постановщик, и актеры стараются донести главную идею шекспировской трагедии: вражда, ненависть противоестественны, а мир создан только для любви!

В финальной сцене мир как бы раскалывается. Багряным кровавым светом озаряется сценическое пространство, в одно мгновение загораются поминальные свечи, и появляется зловещая и торжествующая Маска Смерти (Евгений Шевелев)... Словно ворон на месте побоища. А над бездыханными телами влюбленных склоняются оба семейства, еще не осознавшие до конца своей причастности к смерти детей. И в почти звенящей тишине звучит молитва Кормилицы к Господу об избавлении от зла и отпущении грехов живущим и ушедшим.

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.