Пушкин вне времени и пространства / "Сегодня я люблю..." Московский театр "Бенефис" | Страстной бульвар, 10

Пушкин вне времени и пространства / "Сегодня я люблю..." Московский театр "Бенефис"

Выпуск № 3-183/2015, Премьеры Москвы

Пушкин вне времени и пространства / "Сегодня я люблю..." Московский театр "Бенефис"

Московский драматический театр «Бенефис» под управлением заслуженного деятеля искусств РФ, заслуженной артистки РФ Анны Неровной порадовал своих зрителей премьерным спектаклем «Сегодня я люблю...».

В его основе - любовная лирика Александра Пушкина (великий русский поэт и заявлен как автор литературного первоисточника), представленная в виде импровизаций и этюдов молодых артистов театра.

Идея поставить именно так Пушкина принадлежит художественному руководителю театра, его идейному вдохновителю и наставнику Анне Неровной. «И как именно?» - спросите вы. Легко, искрометно, свежо, задорно, живо, смело, современно, с юмором, с выдумкой. Одним словом, действительно получилось «свободное сочинение театра», как и определен жанр постановки.

В спектакле занята исключительно молодежь, которая показала все свои таланты: и вокальные (хормейстер И. Уварова), и хореографические (хореограф М. Суконцева, пластика Д. Галсанов), не говоря уже о потрясающих драматических сценах, сменяющих друг друга, как в калейдоскопе.

Пунктирно были упомянуты ключевые события из жизни поэта - вот Саша еще мальчишка, набрасывающий свои первые поэтические строки, вот он в лицее, а там и ссылка в Михайловское, и женитьба на Натали... Но главным, конечно, в спектакле было его поэтическое слово. Герои из «Евгения Онегина», «Кавказского пленника», «Русалки», лирических стихотворений на наших глазах оживали и перемещались во времени и пространстве.

На сцену актеры вышли такими, какими мы можем их встретить на улице - в джинсах, футболках, кроссовках. «Пушкин будет осовременен», - подумала я. Но тут зазвучала французская речь, и на сцене появился кудрявый Саша в исполнении... Ангелики Дробышевской (но этого постановщику было мало, и в финале актриса выйдет сразу в двух образах - Александра и Натали). Он вдохновенно пишет свои первые поэтические строки. Тут же рядом любимая мама́... «Пушкин будет классичен», - снова подумалось. И появилось ощущение, что в течение ближайших пары часов с нами будет происходить что-то особенное и неожиданное.

С какой легкостью актеры переходили из века девятнадцатого в век двадцать первый, успевая при этом не только сменить костюм (платье из кринолина на современный деловой костюм или джинсы с футболкой на фрак), но и состояние души! И где бы ни происходило действие - в современном парке, в тренировочном зале, в театральной ложе или на балу - это был Пушкин. Серьезный и легкомысленный, несчастный и счастливый, страстный и лиричный. И такими же были актеры. Одногодки поэта. Скорее всего, каждый из них проживал то, что дорого и близко именно ему. А потому одни сцены поразили сумасшедшим накалом страстей, а другие - тонким юмором, одни удивили многоголосьем, а другие - исповедальной откровенностью.

Хрестоматийные строки, как, например, «У Лукоморья...» или «Я вам пишу...» звучали по-особенному свежо, как будто именно в эту минуту они соскальзывали с пера Александра Сергеевича. Но вот девичий хор запел «Девицы, красавицы, / Душеньки, подруженьки, / Разыграйтесь девицы, / Разгуляйтесь, милые!» из «Евгения Онегина» П.И. Чайковского... И перед глазами раскинулись бескрайние зеленые просторы. В воображении, конечно. А дальше - выворачивающие душу сцены из «Русалки» и «Кавказского пленника», поразившие не только глубиной проживания, но и пластической красотой.

А как многоголосо прозвучало письмо Татьяны! Повторяясь, как эхо, каждая строчка была произнесена актрисами по несколько раз на разные голоса и по-разному интонационно.

Легкости и воздушности спектаклю придает и сценография (Д. Дробышев), в которой были использованы и мультимедийный экран, на котором мы имели счастье видеть почерк Александра Сергеевича, и легкие конструкции, из коих одним движением создавались все новые и новые места действия. Легкая игра занавесками - и вот уже окна в бальной зале, а вот аллея в парке, а вот уже комнаты, где происходят настоящие трагедии.

И при всем этом в каждой произнесенной актерами строке чувствовался пиетет перед Гением Слова. Пушкина читали по-разному - откровенно, с болью, остраненно, с юмором, романтично, вдохновенно, трагично. Но все это был Пушкин. И как это ни странно, наш современник. Другой век на дворе? А люди с их страстями и трагедиями не изменились. И захотелось прийти домой, взять томик Александра Сергеевича и найти свою строку, созвучную с сегодняшним состоянием души. Состоянием любви.

Фото Сергея Николаева

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.