Душу так легко не убьешь... но вполне возможно / "Екатерина Ивановна" в Театре "Модернъ" | Страстной бульвар, 10

Душу так легко не убьешь... но вполне возможно / "Екатерина Ивановна" в Театре "Модернъ"

Выпуск № 5-185/2016, Много лет спустя

Душу так легко не убьешь... но вполне возможно / "Екатерина Ивановна" в Театре "Модернъ"

Свидетелем таких театральных откровений я не была очень давно. И меньше всего могла предположить, что нечто подобное можно испытать на спектакле с двадцатилетним стажем!

В свое время «Катерина Ивановна» Светланы Враговой, поставленная по пьесе Леонида Андреева «Екатерина Ивановна» на сцене Московского драматического театра «Модернъ», судя по критике тех лет, стала «знаковым событием для театрального мира России» и выявила «стиль "модерн", о котором практически никто не знал в нашей стране». Тогда же постановка была безмерно обласкана и зрительским вниманием, и критикой. Возможно, кто-то даже защитил искусствоведческие диссертации, что было бы совершенно естественно.

Двадцать прошедших с премьерного дня лет свидетельствуют о театральном чуде. И в первую очередь в том, что спектакль живой до сего дня практически в неизмененном актерском составе, и это дает нам, новому поколению зрителей, возможность не только читать рецензии многолетней давности, но и увидеть его таким, каким его задумывала режиссер, таким, каким он в свое время поразил театральную общественность.

Сегодня постановка нас удивляет не столько новаторством, поскольку за двадцать последних лет режиссеры, особенно молодые, уже столько всего «наворотили», сколько своей... классичностью. Да, мы говорим о стиле модерн относительно этого спектакля, но для нас сегодня он являет образец настоящего Театра и Театральности с большой буквы. Потому что как раз последняя на сегодняшнем театре не так часто и встречается. Большинство режиссеров в погоне за эпатажностью забывают об элементарном и первоочередном - о Театре как таковом и о том, что в нем главный - Человек с его силой и слабостью, достоинствами и недостатками, любовью и верностью, подвигами и предательством, поисками душевного покоя и себя в этом мире...

Убрав в названии пьесы всего одну букву, режиссер по-своему сместила акцент Андреева. Звучащая возвышенно, по-царски и уважительно Екатерина, стала приземленной и обыкновенной Катериной, которой ничто человеческое не чуждо, которая может быть слабой, безвольной, наивной, жестокой, уродливой, жалкой, ненавистной, вызывать сострадание, сочувствие, осуждение или презрение.

После спектакля Светланы Враговой какое-то время не хочется ни говорить, ни что-либо слушать или слышать, ни кого бы то ни было видеть. Хочется тишины и возможности еще раз «пройтись» по запомнившимся моментам, т. е. практически... по всему спектаклю.

Он играется на трех сценических площадках, что лично для меня стало неожиданностью (в свое время Александр Свободин назвал рецензию «Любовь в трех интерьерах»). И то, что в этом плане я была совершенно не подготовленной, только заострило мое восприятие увиденного.

Первое действие играется в гостиной Георгия Стибелева (Олег Царев), второе - в имении матери Катерины Ивановны (Алена Яковлева), третье - в мастерской художника Павла Коромыслова (Юрий Васильев). Совершенно разные по атмосфере, эстетике, стилю, цветовой насыщенности, они удивительным образом складываются в цельную картину, в которой нет случайностей, нелепостей, «лишностей». Спектакль феноменально «замешан и раскрашен» режиссерскими и актерскими придумками. Он настолько насыщен не Андреевскими тонами и полутонами, что плотность происходящих событий просто не дает зрителю лишний раз вздохнуть, а небольшая ремарка Андреева на сцене превращается в мини-спектакль (о чем чуть ниже). Правда, для передышки у него есть два антракта. Немного подзатянутые, но надеюсь, что это было, скорее, исключение, нежели правило.

Выполненное в масштабе один к одному (во всяком случае, так кажется по ощущениям) и с детальной точностью до последнего вензелёчка, оформление первого акта поразило своей реалистичностью. Мы оказываемся в гостиной богатого дома Стибелева и становимся невольными свидетелями жуткой сцены покушения хозяина дома на собственную жену - Катерину Ивановну, уличенную в измене. Много суеты, криков. Дознание, доводящее до истерики мать Стибелева Веру Игнатьевну (Светлана Врагова, во втором действии актриса снова появится на сцене, но уже в роли матери Катерины Ивановны - Татьяны Андреевны, что, правда, немного озадачивает зрителя). В этой же сцене впервые появляется самый загадочный и знаковый для всего дальнейшего сюжета персонаж - главный спаситель и в то же время искуситель Коромыслов. И то, как его характеризуют до его прихода, как он заходит (это один из вышеупомянутых мини-спектаклей), как он разливает коньяк... из трости, сразу приковывает зрительское внимание.

Во втором акте атмосфера спокойного тихого жаркого летнего дня разрушается двумя сценами объяснений Катерины Ивановны: с Аркадием Ментиковым (Денис Игнатов), к которому, собственно, и приревновал муж; и с приехавшим через полгода мириться мужем. И снова столкновение. И снова страсти и боль от взаимного непонимания, от желания исправить случившееся, но при этом все разрушая вокруг. Приглушенные пастельные тона, кажущаяся бесконечной терраса (потрясающе решено сценическое пространство художниками-постановщиками - Ларисой Наголовой и Михаилом Курченко), ветерок, трепещущий легкие занавеси... В этом доме должны царить счастье и покой, но нет. Там, где появляется Катерина, жди страстей и разрушений - душевных и физических. И тут уже открывается вся правда о ней. Если и были какие-то сомнения в ее виновности, то теперь уж возникает единственный вопрос - до какой степени в своих желаниях (назовем их так) может зайти человек? Алена Яковлева великолепна! По каждому жесту, взмахам рук, по тому, как она держит яблоко (совершенно не случайный фрукт, как вы понимаете), как покачивается в скрипучем плетеном кресле, в каждом повороте головы «читается» ее отвращение к окружающим мужчинам - слабым, безвольным, унижающимся перед ней. Ей неудобно ни в объятиях Ментикова, ни в объятиях нелюбимого мужа. Ее все пытаются загнать в какие-то рамки, в которых она не может жить, не хочет, не умеет и не будет! (Даже ее платье с удлиненным рукавами (художник по костюмам Алина Будникова) напоминает крылья птицы.) И только Коромыслов как-то «вписывается» в ее жизненное пространство. Но лишь потому, что ничего не требует, ни в чем не ограничивает, ни к чему не принуждает и в одной из сцен говорит: «Я не муж, со мной можно все говорить».

Кульминация и развязка этой истории происходят в мастерской Коромыслова (вот уже где художники в полной мере показали стиль модерн). Дуэт Яковлева-Васильев в последнем эпизоде, пожалуй, по накалу страстей, по глубине чувств и чувствований самый сильный в спектакле. И совершенно не случайно Коромыслов пишет картину именно на сюжет «Саломеи». И позирует ему, естественно, Катерина Ивановна. В спектакле эта сцена решена хореографически (балетмейстер Татьяна Борисова). Сродни бесовскому - безумный танец всех участников самой порочной и низкой сцены. Пластика, интонации, текст - все вызывает неприятие. Героиня на наших глазах превращается в уродливую старуху, а ее полуобнаженное тело только отталкивает... Одним словом, дальше уже некуда опускаться...

И снова появляется пистолет в руках у до сих пор любящего ее мужа, готового, несмотря ни на что, простить все. Но выстрел так и не прозвучит. Одни скажут, потому что слаб, а другие скажут, потому что, наоборот, силен. Я, пожалуй, соглашусь, со вторыми. Его сила - в понимании, что эта женщина несет свою кару и наказание ежеминутно. Жаль только, что в этот процесс втягиваются все новые и новые молодые люди, например, сестра Катерины Лиза (Александра Богданова).

В этой истории нравственного и морального падения главной героини вроде как поставлена точка - жизненный финал Катерины предсказуем. Но нет. Тут впору ставить многоточие, поскольку появляется молодой племянник Коромыслова - Жура (Гриша Гаврилов), которому опытные «старшие товарищи» показывают жизнь как она есть. И только, пожалуй, звучащие строки Александра Блока, Велимира Хлебникова, Марины Цветаевой остаются чуть ли не единственным спасением...

«Катерина Ивановна» сегодня - это спектакль-легенда и спектакль-феномен, прошедший испытание временем, критикой и уже несколькими поколениями зрителями. К счастью, теперь настал и наш черед...

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.