"Макбет" forever / "Макбет" в Театре на Юго-Западе | Страстной бульвар, 10

"Макбет" forever / "Макбет" в Театре на Юго-Западе

Выпуск №4-194/2016, Премьеры Москвы

"Макбет" forever / "Макбет" в Театре на Юго-Западе

Театр на Юго-Западе, кроме своей невероятной популярности, уникален тем, что спектакли его репертуара существуют в афише на протяжении долгих десятилетий - можно сказать, «вечно». Поставленные тридцать и двадцать лет назад, до сих пор идут «Гамлет», «Мастер и Маргарита», «Ревизор», «На дне», «Ромео и Джульетта», «Вальпургиева ночь», «Собаки», «Калигула», «Сон в летнюю ночь», «Самоубийца», «Опера нищих», «Укрощение строптивой»... Эта «вечная» жизнь спектакля создает непрерывность истории театра и его редкостную стабильность в быстротекущем времени. Тут явственна и необычайная преданность худрука Валерия Беляковича своим произведениям, желание видеть собственный театр как художественную константу. Не поспоришь и с тем, что эта «долгая» жизнь дарит ощущение бессмертия.

Конечно, сегодняшняя афиша спектаклей-патриархов наполнена уже новыми поколениями актерских имен - учениками Беляковича, руководящего актерско-режиссерским курсом в РУТИ. Новое молодое вино вливается в старые мехи - становясь продолжателем и хранителем легендарных традиций Юго-Запада.

В начале зимы вышла новая версия возобновленного «Макбета», появившегося здесь еще в 1994 году и ставшего одним из шедевров «шекспирианы» Юго-Запада, где Белякович поставил все лучшие пьесы Шекспира.

В этой драме о «силе судьбы» и о гибельном и преступном тщеславии, толкающем человека к вожделенной цели, мы нашли все те же константы знаменитого спектакля. Публику, катастрофически не вмещающуюся в зал, готовую сидеть, лежать и стоять в проходах, способную вообще на любые жертвы ради того, чтобы увидеть «Макбета». Брутальную «мужскую» энергию действия с ее мощной наступательной остротой и обжигающим дыханием. Знаменитых шекспировских ведьм в их инфернальных серебристых масках. Железные «двери судьбы», пожирающие вереницы человеческих жизней. Мистику тьмы и света, ударяющего зелеными, фиолетовыми и багровыми сполохами. И тотальную, зловещую черноту сцены как часть грозного замысла о сатанизме рока. Хотелось бы долго и с чувством описывать, как создается общее наступательное безумие «Макбета», всеподчиняющий ход рока («рок всесилен, твой спор с ним бессмыслен»), как мчится стремнина из осатанелого музыкального воя, световой оргии, бурного слалома массовки в лихорадочном движении фигур, шеренг и колонн, взвинченности голосов, доходящих до предела напряжения и до такого же предела выматывающих нас, зрителей. Все это - знакомая фактура юго-западного действия: зрелище безудержного, горячечного, головокружительного движения.

А вот актерская стихия «Макбета». Актерские краски с привычной сочностью положены на суровый грунт этой сцены. Мрачное наступательное вдохновение, выразительная грубость черт, резкие экспрессивные характеристики... Мощные порывы голосов, сильные мужские тела, брутальные воинственные жесты... Общая экзальтированная поступь с хоровыми вспышками гнева, буйства, отваги, неистовства и куража...

В 1994 году этот спектакль выпускался с Валерием Афанасьевым и Ириной Бочоришвили в главных ролях. И оба в этом мощном дуэте были достойны друг друга. Брутальный и гневный Макбет, наделенный редкостной мужской силой, сурово и неуклонно шествовал по трупам к вожделенной короне. Получивший «толчок судьбы», он совершал свои злодеяния без пауз и передышек, словно на сумасшедшей спринтерской дистанции. Убийство короля Дункана открывало путь к незамедлительному счету дальнейших убийств, совершаемых им с мрачной истовостью. А Ирина Бочоришвили-Леди Макбет была здесь ведущей ведьмой среди всех остальных ведьм. Разметанные длинные волосы, злой темный рот, стальные зрачки, а все существование - непрерывное полыхание грозных сил.

Новую Леди Макбет теперь играет Любовь Ярлыкова, удивительно напоминающая Ирину Бочоришвили. Тот же нос с горбинкой и густые разметанные волосы, та же хищная и авантюрная повадка, в которой скрыто вероломное, беспредельное коварство... Словно опасная злая ящерица, она всегда готова к прыжку, предваряя его нетерпеливым шевелением пальцев своих тонких рук. Чудовище, исчадье ада... Вот вам прямая преемственность поколений, когда одну актрису от другой отличить практически невозможно.

Однако партнер ее пошел по иному пути. Сергей Бородинов ничем не напомнил нам Валерия Афанасьева - бледный, слабый и, кажется, даже вовсе без собственной воли человек. Неужели это он только что разбил войска Норвегии и Исландии? В его фигуре слабовольная сутулость, он слуга своей жены и раб обстоятельств, иллюстрирующий тезис спектакля о том, что «рок всесилен, твой спор с ним бессмыслен». Измученный и истерзанный собственными злодеяниями, идущий по ложному пути и не имеющий сил свернуть, невольный убийца, он сам - жертва рока, обрушившегося на него и завертевшего в своем вихре.

Валерий Белякович в новой редакции спектакля впервые сыграл роль короля Шотландии Дункана - роль, которой открывается список действующих лиц. Постановщик, худрук и воспитатель всех поколений своей труппы, он невольно наполнил эту величественную роль отзвуками других своих ролей - Мольера, Воланда, Короля Клавдия, Сеньора Пигмалиона. Награждающий генералов Макбета и Банко после разгрома врага, он предстал пред своими подданными как величественный хозяин страны, сверхличность, стоящая высоко над прочими, не знающая тяготения земных сует и парящая где-то далеко над болью, жизнью и смертью. Это истинный властелин, владеющий троном по праву сильного. Правитель с мощной царственной повадкой, саркастичной речью и легким смешком в гортани. С насмешливым философским умом и харизмой безусловного лидера. А потом, от рук своих же подданных, этот большой могучий человек умирает - так же, как падал и умирал Мольер, сраженный предательством близких, несправедливостью мира и великой усталостью. А мы, глядя на эту трагическую фигуру, совершили тем временем подспудное путешествие по другим ролям и спектаклям Валерия Беляковича.

 

P.S. Эта статья была сдана в журнал утром 6 декабря. А через несколько часов пришла внезапная страшная весть о смерти Валерия Беляковича. Его сердце остановилось навсегда.

За неделю до премьеры новой версии «Макбета» мы говорили по телефону. Он был, как всегда, полон куража и шутил, рассказывая о своей новой роли: «Ну, он (Дункан) там сначала «побазарит» немного, а потом его заколют». Он никогда не говорил о себе пафосно, предпочитая тотальную иронию.

После премьеры, как обычно, в его кабинет, всегда открытый для всех, шли люди - поздравляли, обнимали, стремясь хотя бы несколько минут постоять с ним рядом, впитать его таинственную волшебную энергетику. Влюбленно смотрели ему в глаза. Шутили. Смеялись. Признавались в любви. «Я устал сегодня», - сказал он. И поехал домой.


Фото Сергея ТУПТАЛОВА

Фотогалерея

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.