Парад творческих сил. «Итоги сезона 2016–2017» в Тамбове

Выпуск №5-205/2018, Фестивале

Парад творческих сил. «Итоги сезона 2016–2017» в Тамбове

В последние годы стало хорошей традицией проводить в регионах областные театральные смотры. В Тамбове состоялся такой очередной региональный театральный фестиваль «Итоги сезона 2016-2017». Уже девять лет этот фестиваль проводится по инициативе Тамбовского отделения Союза театральных деятелей при поддержке администрации области и Тамбовской городской думы. Тамбовские критики и московские гости увидели пять спектаклей: два - в Драматическом театре, два в Мичуринском и один - в Молодежном. А в в конце сезона состоялось награждение победителей.

Три театра в Тамбове - драматический, молодежный и кукольный, организационно объединенный с драмой, и театр в Мичуринске - таков арсенал области. Близость к Москве означает частые приезды разнообразных антреприз и эстрадных звезд. А еще в области уже более десяти лет проходит Всероссийский, ставший уже международным фестиваль имени замечательного актера российского провинциального театра Н.Х. Рыбакова. Так что зритель в городе и достаточно подкован, и избалован, и разборчив.

Бесспорным лидером сезона 2016-2017 стали работы Мичуринского театра, хотя можно говорить об общем высоком уровне представленных постановок и об ощутимом росте мастерства Молодежного театра. Этот коллектив я впервые увидела несколько лет назад, и в ту пору показанное напоминало старательную самодеятельную работу. «Старший сын» А. Вампилова, представленный на нынешнем смотре, продемонстрировал и внятность режиссерского замысла, и выросшее мастерство актеров. Очевидно стремление театра двигаться вперед, заметны успехи труппы в овладении профессией.

Думаю, что выбор пьесы Вампилова был продиктован не столько юбилеем писателя, сколько возможностью театра обратиться к своим молодым зрителям, вместе с ними постараться ответить на самые важные вопросы, которые волнуют тех, кто входит во взрослую жизнь. Ведь главная коллизия - становление жизненных принципов молодого человека. В фокусе внимания - пятеро молодых людей - Бусыгин и Сильва, Нина и Васенька и молодой летчик Кудимов, жених Нины. Упомянутые пятеро на наших глазах проходят всего за два дня непростой путь стремительного взросления и определения своей жизненной позиции.

И это, пожалуй, самое интересное и в пьесе, и в спектакле. Именно это прежде всего интересует режиссера-постановщика, руководителя театра Виктора Федорова, который понимает запросы своей аудитории, а в зале было много подростков и молодых людей.

Юрий Фитисов играет роль Бусыгина достаточно традиционно, но убедительно, показывая симпатичного, совестливого парня, который, став заложником безобидного розыгрыша, обретает постепенно внутреннюю силу. Дмитрий Елтунов, исполнитель Сильвы, подчеркнул фарсовые моменты роли. Сергей Малахов показывает своего Васеньку милым, импульсивным, страдающим. Дмитрий Чербаев интересен в роли Кудимова. Прямолинейность и душевная глухота его героя оттеняют характеры главных персонажей. Интересно решает образ Нины Надежда Петрушова. Она получила приз «Надежда». Очевидно, что впереди у актрисы новые творческие победы. Важно и для спектакля, и для профессионального становления молодых актеров приглашение на роль Сарафанова народного артиста России Юрия Томилина. И для самого актера эта роль - подарок - ибо в ней и трогательность, и игра, и искренность, и чудаковатость, и глубина чувства.

Можно говорить о дежурности оформления, на что пеняли критики на обсуждении, но по моему мнению театр сделал попытку обозначить место действия, показать приметы времени - железнодорожные рельсы, перрон, телеграфные столбы, оконные рамы, водосточная труба, бочка... Да, новаций и откровений нет, но есть точность в изображении убогой окраины, определены важные для сюжета места действия- вокзал, дорога, двор (художник Наталья Дьякова). Я бы отнесла этот спектакль к крепким содержательным работам, которые так важны для развития любого коллектива.

Тамбовский драматический театр представил две премьеры. Событием стала «Варшавская мелодия» (режиссер-постановщик Сергей Щипицин). Пьеса Л. Зорина тесно связана с определенными общественными событиями, со своим временем, но по сути она вечна как история Ромео и Джульетты. Есть любовь - и препятствие неодолимой силы. Да, оно выдумано обществом и искусственно по своей природе, но любовь рушится, люди страдают, а это и есть проблема на все времена.

В театре не стали ни придумывать особенных концепций, ни оригинальничать. Два человека, два характера - и всепоглощающая любовь. Любовь-счастье, любовь-испытание, любовь-страдание. На пустой глубокой сцене - рояль, который становится единственным предметом (художники Артем и Марина Агаповы). Это и стол, и кровать... С одной стороны - двое и музыка... С другой, бытовое утилитарное использование музыкального инструмента, который несет в себе божественное начало, представляется не однозначным. После обсуждения, на которое остались и некоторые зрители, одна из них обратилась ко мне с вопросом о правомерности такого фамильярного обращения с музыкальным инструментом.

Отказавшись от сложного сценического решения, постановщик затейливо использовал пространство зрительного зала, задействовал не только сцену, но и партер. В центральном проходе, где-то на уровне восьмого ряда стоят два театральных кресла, на них сядут в первом акте Геля и Виктор, пришедшие в консерваторию. С одной стороны, приближенность к зрителю, с другой - элементарное неудобство для зрителей первых рядов, которые буквально «выворачиваются», чтобы следить за актерами, а те, кто сидят дальше, видят в этой очень важной сцене лишь спины актеров. Не открою тайны, если скажу, что спектакль делается для зрителя и должен учитывать «удобство» восприятия.

Наверное, я кажусь чрезмерно придирчивой, но это только потому, что в спектакле есть главное, и хочется, чтобы ничего не раздражало, не отвлекало от тонкой, проникновенной и точной работы актеров, сыгравших Гелю и Виктора. Необыкновенный лиризм, мягкий юмор, пронзительность чувств, невыносимое горе играется Анной Тимошиной, исполнительницей роли Гели так, что сердце замирает. Камерная, в сущности, история обретает исторический масштаб, социальную определенность, и вот уже пустое пространство предстает мрачной пустыней, зловещей мертвой пустотой, куда оказываются заключены два горячих сердца. Эта Геля, нежная, решительная, отчаянная, вносит тему женской стойкости и умения справиться с невыносимой душевной болью. Зал откликается на высокий драматизм сцены встречи Гели и Виктора в Варшаве. Сколько отчаянья и благородства, сколько любви и безнадежности сыграно Анной Тимошиной.

Леонид Зорин написал пьесу на все времена, потому что она о безрассудстве страсти и непреодолимой силе обстоятельств. Егор Катушенко играет Виктора хорошим и ... заурядным. Виктор прав и правилен, но актер подчеркивает, увы, главную сегодняшнюю черту мужчин - неспособность на поступок. Готовность к компромиссу. И чем обаятельнее Виктор, тем значительнее его вина не только перед Гелей, но и перед жизнью, которая дала ему Шанс. Дуэт исполнителей главных ролей в спектакле Тамбовского драмтеатра «Варшавская мелодия» удостоился главной награды фестиваля в номинации «И мастерство, и вдохновение...» за наиболее значимую актерскую работу, отмеченную закладкой звезд на «Аллее звезд театральной Тамбовщины».

Если «Варшавская мелодия» - доверительный разговор со зрителем, то премьера «Мейлах в октябре, или А коза-таки зеленая» (автор Рагим Мусаев, написавший трагикомедию по мотивам одноименной повести С. Петрова) в Тамбовском драматическом театре вызвала и огорчение, и недоумение. Главная проблема - драматургический материал: сумбурно изложенная история семьи, лишенная бытового правдоподобия, но и не дотянувшая до притчи. Неопределенный жанр зрелища (хотя в программке обозначена трагикомедия) заставляет спектакль балансировать на грани фарса, фантастики, психологической драмы и развлекательного спектакля. Стремление сделать кассовый спектакль вполне разумно и резонно, но добиваться этого не обязательно любыми средствами. Режиссер Никита Рак поставил актеров в сложные условия - они играют на публику, откровенно комикуют. Слабый литературный материал, стилистическая неопределенность постановки, игра актеров на публику, их стремление «выжать» смех любыми способами рождает зрелище сомнительных художественных качеств.

Порадовали работы Мичуринского драматического театра, прежде всего, чеховские «Три сестры» поставленные Гульнарой Главинской, несколько лет работавшей в театре главным режиссером. Сегодня она ставит в Москве, в Губернском театре, и это имя надо запомнить. Главинская - режиссер тонкий, умный. Точный.

Ну чем, казалось, могут удивить «Три сестры», виденные-перевиденные? Однако удивили, поразили, порадовали. Название спектакля на программке написано в одно слово «Трисестры». И это не случайность, а концепция режиссера. Все три такие разные сестры - это одно целое, одна женская судьба, ее варианты, которые приводят к одинаковому финалу для всех них, таких разных и таких похожих - к горечи, к пониманию напрасно прожитой жизни, несбывшихся ожиданий, невозможности простого женского счастья... У всех потерян ключ от счастья... И еще одно обстоятельство - сегодня мы понимаем, что сестры изначально обречены. Пройдет 17 лет (пьеса написана в 1900) и сорокалетние сестры со своими тремя иностранными языками окажутся совсем не нужными в новой жизни.

Спектакль пронзителен, щемяще тонок и жесток. Он продуман и выстроен в каждой детали. На сцене система подвижных рам (художник-постановщик Евгения Шутина). Они то затянуты материей - и становятся стенами, то оказываются проемами - и через них бежит Ирина и шагают военные. Военные строем идут в одну сторону, а Ирина спешит против общего движения. Мятущаяся, не находящая приюта душа. Спектакль этот жесткий, лишенный сентиментальности. И тема отчаяния звучит настойчиво и обреченно. «Пропала жизнь», - горькие слова героя другой пьесы Чехова, дяди Вани, становятся лейтмотивом спектакля. Сестер играют Ольга Чернышова (Ольга), Наталья Попова (Маша), Элеонора Морева (Ирина). Резкие неожиданные их интонации, свежие реакции, когда привычный текст обретает новое звучание, все это, не нарушая авторского замысла, существует в спектакле, вызывает живые реакции публики. Трактовка каждого образа ярка и оригинальна, потому что открывает новые скрытые смыслы. Пронзительно тонко играет Тузенбаха Андрей Зобов, ярко и убедительно решен образ Соленого (Эльдар Касумов), Сергей Дубровский замечательно передает драму нелюбимого мужа Кулыгина...

В Мичуринском театре сильная труппа, сложившаяся в настоящий сыгранный ансамбль. Поэтому не случайно, что в большинстве номинаций, включая сценографию, свет и музыкальное оформление, победителями оказались представители Мичуринского драматического театра. Что неудивительно: самым значимым спектаклем сезона в номинации «Событие» была признана работа режиссера Гульнары Головинской «Трисестры». Эта же работа собрала и призы в номинации «Браво!» за лучшее исполнение мужской и женской роли, которые достались Андрею Зобову, Элеоноре Моревой, Ольге Чернышевой и Наталье Поповой.

Вторая работа мичуринцев, показанная на малой сцене, - «Детектор лжи» В. Сигарева. Спектакль был поставлен в рамках лаборатории современной драматургии молодым режиссером Алессандрой Джунтини. Василий Сигарев, сегодня модный кинорежиссер, начинал как ученик Николая Коляды, пьесы у него хорошо и добротно сделаны, сюжет выстроен, отчаянье бездуховной морально убогой жизни показано. Как и его учитель, Сигарев умеет написать характер, поставить его в парадоксальную ситуацию, что дает актерам прекрасную возможность продемонстрировать свое мастерство. На сцене обозначен интерьер вполне традиционного жилища среднего человека, чьи тайны неожиданно открываются перед зрителем (сценография Марины Акерман). И демонстрация этой жизни, с маленькими радостями, склоками, подспудной тоской по какой-то другой, настоящей жизни, которая, кажется, где-то рядом, отзывается в сердцах зрителей, живо реагирующих на сценические события.

В спектакле много и смешных, утрированных, фарсовых моментов. Кому-то спектакль показался грубым, кто-то не принял сам образ жизни и мыслей персонажей. Мне же за откровенным «пережимом», за веселым озорством актеров увиделись и сочувствие к незадачливым персонажам, и горечь бездуховного существования сигаревских героев. Да и для актеров встреча с таким материалом стала важным этапом в освоении новых методов игры. Тонкий нервный барон Тузенбах - и сигаревский горе-гипнотизер, попадающий в самые нелепые ситуации, - таков диапазон актера Андрея Зобова. «Жирными» красками рисует недотепу мужа Сергей Дубровский, накануне продемонстрировавший и глубину, и тонкость, и разнообразие актерских красок в роли Кулыгина. Интересна и Ирина Дубровская в роли Надежды.

Мичуринскй театр, ведомый замечательным директором Галиной Николаевной Поповой, демонстрирует и верность традициям, и готовность к восприятию нового, и хорошую актерскую школу, и высокую постановочную культуру.

В целом фестиваль продемонстрировал, что театральная жизнь в тамбовской области интересная, многообразная, что есть и проблемы, которые требуют решения, но творческие силы у тамбовских театров есть.

 

Статья в PDF

Фотогалерея