Героини щедрого сердца / Наталия Королёва (Иркутск) | Страстной бульвар, 10

Героини щедрого сердца / Наталия Королёва (Иркутск)

Выпуск №9-209/ 2018, Лица

Героини щедрого сердца / Наталия Королёва (Иркутск)

Прима Иркутской драмы Наталия Королёва отметила 70-летний юбилей

Первое лицедейское приключение Наталия Королёва испытала шестилетней девчушкой. Старшая сестра привела ее в Свердловский Дворец пионеров для участия в новогоднем представлении. Малышке поручили прокатиться на слоне в праздничном шествии. Тот выезд оказался судьбоносным. Девочку раз и навсегда зачаровала атмосфера игры, упоение театральной свободой, увлекающей за грани обыденного. Как весело, как волнующе было вскарабкаться на спины трех больших ребят, накрытых пестрой попоной, и лихо прогарцевать под громкие аплодисменты, веря что есть силы в самого настоящего слона!

 

Полвека на сцене

Вот так, с первого сценического опыта для дошколенка, началась долгая дорога нашей героини к вершинам актерского мастерства, к высоким званиям сначала заслуженной, а потом и народной артистки России. К ролям громадного творческого содержания, таким, как старуха Анна в «Последнем сроке» или Дарья в «Прощании с Матерой» Валентина Распутина на сцене Иркутского драматического театра им. Н.П. Охлопкова.

Охлопковской «Матере» в минувшем октябре стоя рукоплескали москвичи в Малом театре, артистов из Сибири ждала после спектакля восторженная толпа. «Вот она! Вот она!» - провожали маленькую скромную иркутянку громкие возгласы. Не меньшим успехом увенчаны и столичные гастроли с «Последним сроком». На всех фестивалях эта пронзительная постановка завоевывает главные награды, публика в Тамбове и Сочи, в Германии и Израиле искренне сопереживает происходящему на сцене. На всех без исключения - на простых неискушенных зрителей и на придирчивых экспертов - этот спектакль с его абсолютным отказом от внешней аффектации действует гипнотически. И люди соглашаются единодушно: это шедевр. Атмосферу этой удивительной постановки, которая не потускнела за десять лет с момента премьеры, можно без преувеличения назвать уникальной. Слаженный ансамбль лучших артистов иркутской драмы завораживает зрителя какой-то невероятной правдой жизни, безыскусно проживаемой на наших глазах. Особенно живым и правдивым воспринимается образ старухи Анны в исполнении Королёвой. Актер театра и кино Владимир Еремин, член жюри международного конкурса «В кругу семьи», спросил охлопковскую приму с нескрываемым изумлением: «Как вы это делаете? Игрой вашу работу не назовешь».

От этой «игры» действительно невозможно оторвать глаз. Спектакль смотрится на едином дыхании, с замиранием сердца. Щемящая история про ослабевшее в детях родство с матерью, с отчим порогом проникает в самую глубину души. Рядом с этой центральной темой уверенным соло расцветает другая - тема святой материнской любви, материнского сердца, щедрого и мудрого на пороге вечности. С какой просветленной благодарностью, в каком духовном смирении Анна Королёвой прощается с белым светом. Каким чистосердечием лучатся ее голубые глаза, каким теплом наполнен угасающий голос. «Хватит, нажилась, насмотрелась. Изжилась до самого донышка». А жизнь... «как прошла, так прошла, заново не зачнется»... Поневоле затихаешь, вслушиваясь в эти простые слова, чувствуешь себя свидетелем таинства. Таинства прикосновения к вечной загадке жизни и смерти. Вот почему этот образ, эта житейская история не покидают тебя с последней вспышкой рампы, следуют за тобой и день, и два, и дольше, преображая и очищая, незримо возделывая твой внутренний сад.

Роли распутинских старух Наталия Васильевна по праву считает благословением в своей актерской судьбе. Встреча с героинями могучей прозы нашего земляка, с эпическим размахом ее идей и откровений позволила подняться до подлинного расцвета актерского дарования, обрести наконец-то свою магистральную тему в творчестве - тему щедрости сердца.

Теперь, посреди торжеств весомого юбилея, можно с гордостью подытожить: сцене отдано полвека служения. А километров в «театральной кибитке» по просторам родины, по странам и континентам и вовсе отмеряно без счета.


Счастливый билет до Иркутска

Жизненный маршрут, начавшийся в Свердловске, не скоро закончился в Иркутске. Добровольное прибытие в суровый «каторжанский» край даже не чаялось молодой и перспективной уралочке. Кочевая театральная биография вела ее причудливыми зигзагами от Новочеркасска в Черкесск, а потом и в северный Архангельск. Только в 1983 году муж Наталии Королёвой Анатолий Стрельцов, выпускник ЛГИТМиКа по специальности «театровед - организатор театрального дела», получил приглашение на работу в Иркутский драмтеатр от его директора Дмитрия Скоробегова. Два талантливых театральных лидера встретились в Москве и почувствовали друг в друге единомышленников. Стрельцов решился нарушить некогда провозглашенный зарок: «Ничто и никогда не заставит меня пересечь Уральский хребет». И это решение стало счастливым как для супружеской пары, так и для театрального Иркутска.

Итак, тридцать пять лет назад чета Королёва-Стрельцов пополнила большую охлопковскую семью с ее славной историей и крепкими традициями. У иркутского зрителя были свои излюбленные кумиры и восходящие звезды, и путь к успеху приезжей артистки торился не гладко и не вдруг.

Это сегодня имя народной артистки Наталии Королёвой навсегда вписано в галерею охлопковской славы, а каждый ее выход на сцену публика встречает овациями. Сегодня в полюбившемся и ставшем родным Иркутске ее окружают выросшие дети, внуки, подрастающие правнуки, встречает под крышей уютного дома с нежностью выращенный зимний сад, искренне чествуют по случаю юбилея многочисленные ученики - молодые артисты. Теперь ее сердце никуда не рвется. Иркутский академический стал ее домом, ее судьбой.

Но так было не сразу. И сезон, и другой просидела актриса без ролей в новом коллективе, пока не разглядели ее режиссеры, привыкшие делать ставки на других.

Так сложилось, что первыми серьезными ролями, сыгранными приезжей в новом городе, стали образы жен декабристов - Мари Волконской и Александры Муравьевой. Эти женщины высокой породы, выдающихся душевных качеств тоже когда-то были чужими в купеческой столице Иркутской губернии. Но их судьбы неразрывно связались с сибирским краем, сибирской историей и культурой. Спектакли о декабристах в Доме-музее Трубецких играли творческие группы областного отделения СТД РФ по книгам иркутского автора Марка Сергеева. Знакомство с этим удивительным поэтом и просветителем, с хранителем памяти декабристов Евгением Ячменевым, прикосновение к удивительным фактам иркутских летописей, благородные образы дворянок, достойно ответивших на жесткий вызов судьбы, - так набирала разбег «иркутская история» Наталии Королёвой.


Испытание глубиной

Шли годы, креп опыт, расцветал талант. И звезды встали, и роли нашлись, как по мерке, состоялись и ошеломили покорившийся зал. И детская вера в могущество театрального слона не обманула.

За долгие годы столько сыграно женщин, разных и неожиданных, трепетных и блистательных, острохарактерных и лиричных. В обойме народной артистки - почти все знаковые роли мирового репертуара. Иокаста в трагедии Софокла «Эдип-царь», Аркадина в чеховской «Чайке», Альдонса в «Человеке из Ламанчи», Регана в «Короле Лире», Агафья Тихоновна в «Женитьбе» Гоголя, Мурзавецкая в «Волках и овцах». Каждой отданы силы души. Но некоторые дороги особенно.

Например, Анна Тимирёва в «Звезде адмирала» иркутского автора Сергея Остроумова. Судьба этой женщины, заплатившей за краткую пору любви к Колчаку тремя десятилетиями лагерей, потрясла актрису невероятно.

- Я думала о ней день и ночь, - говорит Королёва. - Она стала моим наваждением, стала частью меня. В ней я нашла пример невиданной преданности, удивительной верности сердца, которое не остудили никакие невзгоды. Вслед за Волконской и Муравьёвой, Тимирёва в плеяде моих ролей - одна из тех, чьи имена и судьбы драматически связаны с Иркутском. Их удивительный след и мне помог почувствовать себя сопричастной к этой земле, к живущим здесь людям, к характерам, которые здесь формировались и закалялись. Я играла Тимирёву, пожившую, многое испытавшую на своем пути. Роль была решена в сдержанной статике. Я все время присутствовала на сцене, произнося свои монологи, которые иллюстрировали другие артисты. Но мне так легко и светло дышалось в этой работе. Я смотрела вдаль, читая финальные стихи, влюбленная всем сердцем в своего Колчака - не того, которого играл артист в спектакле, а моего собственного, невидимого больше никому...

Такой опыт не проходит бесследно. Если актриса играет роли, то ведь и роли, пронзительные, емкие, живые, тоже затевают с нею свою игру. Происходит взаимопроникновение, в душе остается неизгладимый след, какой-то метафизический отблеск. Через такие роли, как Тимирёва, как любящая Голда в «Поминальной молитве», как по ступенькам, поднималась наша героиня к теме щедрости сердца, которой так богаты ее распутинские старухи.

- Помню, как долго, мучительно не давался мне последний монолог Голды, когда она умирает, помогая родиться своей внучке, завещая ей свое счастливое имя, - рассказывает Наталия Васильевна. - Дойду до каких-то слов - и точно барьер поставлен, дальше не пускает какая-то стена, не могу даже текст произнести. Просто мистика, не иначе. Я тогда поняла: там, в этом тексте, такая заложена огромная драма, мной, моим опытом, моим пониманием еще не освоенная, не приближенная, что я не готова пока нырнуть туда. Ну, вот, как ныряльщик - на запредельную глубину. До какого-то предела достигаю, а дальше - дыхания не хватает. И вот надо было этот барьер преодолеть. Нырнуть в эту бездну вслед за автором, за Гориным. Так и с Распутиным потом было. Если у меня где-то в тексте сами непрошено бегут слезы и перехватывает дыхание, значит, и автор тоже здесь пролил слезу, тоже пережил «глубокое погружение». Казалось бы, простые слова, написанные на бумаге... А какая власть им дана - передавать сложнейшие душевные движения, заставлять читателя чувствовать то же самое. Меня это всегда потрясает.


Цена пленительного счастья

Отвага доверяться запредельной глубине, не сберегая, не экономя свой актерский, свой человеческий ресурс, - вот что делает потенциального артиста состоявшимся мастером. Без этого самоотверженного риска самый яркий природный талант может так и не засверкать, так и остаться тусклым алмазным осколком, не дождавшимся огранки. Шлифует, преображает, высекает волшебный прометеев огонь именно глубина. Как неутомимый искатель жемчуга, настоящий артист форсирует ее все дальше, все пытливее, сколько хватит сил, дыхания, страсти и мудрости.

В своей новой роли - в образе героини Валентина Распутина старухи Дарьи - Наталии Королёвой приходится достигать рекордной глубины, глубины, по сюжету буквальной и невозвратной. Хранительница памяти, совести, самой души заповедной Матеры, вместе с горсткой своих товарок, с полумифическим странником Богодулом и бессловесным мальчонкой Колькой, Дарья теряется в инфернальном тумане, чтобы остаться под водами рукотворного потопа, но не изменить родимой земле, заветам предков, вековечным заповедям верности и любви. Эта поистине эпическая фигура в исполнении хрупкой актрисы оказывается неожиданно убедительной, пронзительно родной. Возникают невероятно полярные и, в то же время, неразрывно связанные между собой чувства. Ее беззащитность ранит в самое сердце, а сила ее, неистребимая, как царский листвень, растущий из сердца острова, из центра мироздания, - поднимает на головокружительную духовную высоту. И до дрожи морозят «мурашки», закипают обжигающие слезы, расцветает в своей непознаваемой природе непереводимый на обыденную речь, аристотелевский катарсис.

И трудно поверить, что на сцене царствует и вершит свое могучее лицедейство обычный человек, с нешелковым путем за плечами, с невеликим здоровьем, с прооперированным сердцем. Да и надо ли нам это знать? Если она сама об этом забывает. Ведь «для любви не названа цена». Для любви к профессии, которую недаром называют и самой немилосердной, и самой окрыляющей.

- Столько лет отдано этому, сумасшедшему, в общем-то, занятию, - улыбается иркутская прима. - А выйдешь на сцену, где запах кулис, ожидание партера, направленные на тебя живые лучи, а в конце представления - яркое озарение и общее дыхание с этим охваченным радостью залом... Думаешь, Боже, какое счастье, спасибо, что это у меня есть!

Статья в PDF

Фото Анатолия БЫЗОВА

Фотогалерея