Исполненный радостью / К 90-летию со дня рождения Юрия Яковлева | Страстной бульвар, 10

Исполненный радостью / К 90-летию со дня рождения Юрия Яковлева

Выпуск №9-209/ 2018, Вспоминая

Исполненный радостью / К 90-летию со дня рождения Юрия Яковлева

После показа в США в конце 50-х годов прошлого века фильма «Идиот», где в роли князя Мышкина выступил Юрий Яковлев, в Голливуде ему предложили сыграть Иисуса Христа.

Никто и представить не мог, что всего десять лет назад Юрия Яковлева не взяли во ВГИК, объявив, что он «не киногеничен», а затем не хотели принимать в театральное училище имени Б. Щукина, не увидев в долговязом юноше таланта. Спасла положение первая Турандот Вахтанговского театра и руководитель курса Цецилия Мансурова, воскликнувшая: «Какие у него глаза!». Первый курс Яковлев закончил с двойкой по мастерству актера, и снова его отстояла Мансурова. Через три года он выпускался из училища имени Б. Щукина лучшим учеником, сразу был принят в Театр Вахтангова, где и служил с 1952 по 2013 год чуть более 60 лет. Его звали и в Малый, и во МХАТ, но он не изменил родному театру, который стал его домом и судьбой. Ю.В. Яковлев много играл в театре и в кино, очень быстро стал «первым сюжетом», любимцем публики, но в Театре Вахтангова по-настоящему больших ролей, достойных его дарования, было до обидного мало.

Актер Юрий Яковлев мог все, сыграл десятки самых разных ролей на сцене, а кино и телевидение подарили ему любовь миллионов зрителей. Его роли подробно разобраны критиками, его достижения в искусстве неоспоримы. Но есть нечто, что выделяет его из множества других замечательных актеров. Талант, ограненный школой, подкрепленный неустанным трудом, был пронизан, озарен магией его обаяния (это качество обожавший его режиссер Петр Фоменко называл «принудительное обаяние»), невероятной органичностью и природной солнечностью дарования. Он являл собой абсолютное актерское совершенство, которое ощущалось во всем - в интонациях уникального по красоте и тембру, богатству интонаций и модуляций голосе, в прирожденной грации движений, которые были не просто красивы и гармоничны, а соответствовали характеру и типажу того или иного персонажа, в неподдельной глубине постижения изображаемого характера и многообразии красок актерской палитры.

Роли комические, трагические, драматические, образы неврастеников и социальных героев, рубахи-парни, аристократы, деревенские весельчаки, злые умники, интеллигенты, мятущиеся, ироничные, саркастичные, глубокие и наивные персонажи равно удавались ему. Универсальность дарования соединялась с филигранным мастерством, Юрий Яковлев мог рисовать роль крупными мазками, от тонкого психологизма переходить к нарочитой театральности. Великолепное чувство юмора опиралось на понимание природы комического. Яковлев делал притягательными и обаятельными даже не самых лучших и нравственно небезупречных героев. Он мог быть серьезным, драматичным, но никогда - отталкивающим. В персонажах Яковлева есть внутренняя правда характера и ситуации, поэтому его героям веришь, им сопереживаешь, их мотивы принимаешь.

А откровенных злодеев он не играл ни разу. Одной из его «фирменных ролей» стал смешной старикашка Панталоне, известная маска commedia dell'arte, в «Принцессе Турандот», возобновленной Рубеном Симоновым в 1963 году. Актер, которому было чуть больше тридцати, с упоением играл характерность, находил смешные приспособления, веселил публику, передавая то чувство свободы, игры, радости жизни, без которой нельзя понять комедию масок и сыграть сказку Карло Гоцци. Это был не первый комический старик молодого актера. В 1960 он сыграл пожилого майора в «Дамах и гусарах», намеренно подчеркивая его глуховатость, фанфаронство, стариковские причуды, внося в спектакль свежесть и обаяние. Примерять самые разные театральные маски было артисту не впервой - в стиле лубочного гротеска в 1954 году, только придя в театр, сыграл он заморского королевича в сказке для детей «Горя бояться - счастья не видать». В конце 50-х Яковлев воплощает и образы современников - в «Городе на заре» (1957) в роли очень городского, не приспособленного для героических свершений Вени Альтмана раскрывается особый артистизм, лиричность, юмор, сценическое обаяние исполнителя. В «Стряпухе замужем» (1961) наивный, веселый, какой-то «солнечный» застенчивый романтик Андрей Пчелка Яковлева привносил в спектакль ощущение радости бытия, энергию молодости. А их зажигательный танец с озорной Людмилой Максаковой всякий раз бисировался. Непритязательная «лакировочная» комедия привлекала музыкальностью, театральностью, оптимизмом. Утонченно-ироничным был доктор-египтятнин, сыгранный Юрием Яковлевым в «Миллионерше» (1964).

По-настоящему раскрыла дарование и возможности актера режиссер Александра Ремизова. С середины 60-х и в 70-е годы Яковлев играет роли, демонстрирующие зрелость, оригинальность его дарования и безграничные актерские возможности. Ироничный, злой Глумов («На всякого мудреца довольно простоты»), знающий цену окружающим его людям, бешено стремящийся к успеху. Сколько в этом Глумове Яковлева было злого сарказма, льстивой насмешки и обаяния, бесконечного, обволакивающего обаяния, перед которым не может устоять не только скучающая красавица, но и умудренные жизнью сановники и прожженные циники. Это было одно из лучших, образцовых решений мощного обличающего образа, созданного А.Н. Островским.

Югославский режиссер Мирослав Белович в 1975 году предложил Яковлеву роль Леона Глембаи в произведении классика югославской литературы М. Крлежи «Господа Глембаи». Семейная драма стала обличением мира алчности и взаимной ненависти, а Яковлев как всегда виртуозно явил дарование в новом для себя амплуа неврастеника и сделал это безупречно.

Ю.В. Яковлев, человек образованный, знаток литературы, боготворил Антона Павловича Чехова. Даже сына назвал в его честь. Судьба подарила ему возможность принять участие в качестве создателя и ведущего вместе с известным уважаемым чеховедом В.Я. Лакшиным многосерийного фильма о Чехове. В театре же он не сыграл главных чеховских ролей - ни Астрова, ни дяди Вани, ни Вершинина, ни Тригорина, ни Дорна, ни Гаева, ни Лопахина. Ремизова дала ему роль Трилецкого в «Пьесе без названия», в 2003 году в спектакле Павла Сафронова «Чайка» он сыграл Сорина. А.И. Ремизова подарила Ю. Яковлеву роль, ставшую этапной для него, - роль самого писателя в пьесе Л. Малюгина «Насмешливое мое счастье». Оказалось, они похожи внешне, а весь свой исследовательский жар, с которым изучал драматургию, прозу, эпистолярное наследие А.П. Чехова, Яковлев переплавил в драгоценные актерские находки и приспособления. Деликатность и резкость, тонкость, печаль, отчаянье, иронию, гнев... Роль А. Чехова в том спектакле расцветала самыми неожиданными красками.

Одной из несомненных удач актера стала роль лорда Болингброка, скорее не интригана и политикана, а очаровательного хитреца в спектакле «Стакан воды» по пьесе Э. Скриба, поставленном ярким питерским режиссером, мастером создания музыкальных комедий, телеспектаклей и телебалетов, автором изящных, остроумных мемуаров Александром Аркадьевичем Белинским. Особое место в творчестве Яковлева занимает роман «Анна Каренина». В театре он сыграл обманутого мужа Алексея Каренина, страдающего, оскорбленного человека. В знаменитом фильме А. Зархи - обаятельного сибарита, любителя жизни, милого «мотылька» Стиву Облонского.

На заре перестройки в спектакле Д. Паунелла «Уроки мастера» Юрий Яковлев примерил образ Сергея Прокофьева, показывая трагическую раздвоенность композитора, который пытался совместить страх, разъедающий его душу, с попыткой сохранить человеческое достоинство. В 1993 году в легендарном спектакле Петра Фоменко «Без вины виноватые» Юрий Яковлев предстал милым барином Дудукиным, искренним любителем театра, относящимся с очаровательной легкостью и искренним сочувствием, нежностью к истинному таланту. В мире лжи, интриг, театральных свар он был самым незлобливым, изящным, готовым к пониманию. И сопереживанию.

Последнюю роль Яковлев сыграл, когда ему уже было за 80, в 2011 году. Он уже перестал выходить на сцену и вдруг ... феерическая «Пристань», поставленная к 90-летию Вахтанговского театра, королевский подарок нового художественного руководителя Римаса Туминаса корифеям. В новелле Ивана Бунина «Темные аллеи» Ю. Яковлев сыграл старого барина Николая Павловича, случайно встретившего свою давнюю любовь, деревенскую девушку, ставшую хозяйкой постоялого двора. Юрий Яковлев делился воспоминаниями немолодого, уставшего, разочаровавшегося человека о былых страстях и пронзительно точно показывал понимание невозможности вернуть ушедшее: молодость, азарт, страсть... Сколько боли, горечи было в этой не произнесенной исповеди, какие тончайшие оттенки голоса, легкие движения - поворот головы, взмах руки, оборванные фразы и финальный уход в глубь сцены, и легкое движение ногой как напоминание об исчезнувшей легкости, игривости, о прежней беззаботной жизни...

Вспоминаешь о Юрии Васильевиче - и слышишь его неповторимый, уникальный голос, бархатный, предельно выразительный, богатый обертонами. Так говорили его персонажи, так этот голос звучал за кадром многих фильмов, мультфильмов. Миллионы кинозрителей помнят его поручика Ржевского в «Гусарской балладе», Ипполита в «Иронии судьбы», Буншу и царя в «Иване Васильевиче...» Юрий Яковлев являл собой абсолютное актерское совершенство.

«Юрий Васильевич - актер, несомненно, поцелованный Богом, удивительной глубины и удивительной тонкости, он, можно сказать, кружевной актер. И палитра его актерская чрезвычайно разнообразна. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет. Он летит плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям», - написала о своем партнере звезда Вахтанговского театра народная артистка СССР Юлия Борисова.

Статья в PDF

Фотогалерея