Ульяновск. Спектакль-экскурсия с погружением | Страстной бульвар, 10

Ульяновск. Спектакль-экскурсия с погружением

Выпуск №10-210/2018, В России

Ульяновск. Спектакль-экскурсия с погружением

«Семья Ульяновых» - 40-минутный интерактивный спектакль Ульяновского областного драматического театра, который актеры играют не на сцене, а в Доме-музее Ленина, где эта семья прожила девять лет, с 1878 по 1887 год. На этой необычной площадке спектакль могут посмотреть за один раз всего два десятка человек. Зрители словно превращаются в гостей, которые пришли на именины главы семейства, Ильи Николаевича Ульянова. Действие начинается в гостиной, потом зрителей проводят по первому этажу дома, и эта экскурсия сопровождается театральным действием.

- Наша задача - дать понятие об атмосфере семьи Ульяновых, в которой формировалась личность Ленина, показать семью интеллигентную, нестандартную, - говорит заведующая литературной частью театра Кира Бюрова, создавшая драматургическую основу спектакля. - Эта работа представляет и краеведческий интерес. Основная фактология взята из воспоминаний: я брала прямую речь и вставляла в текст, почти не изменяя ее. Пришлось начитаться разных биографий Ленина, вплоть до романтических.

По отзывам зрителей, они попадают в атмосферу XIX века и начинают себя чувствовать по-другому. Спектакль не просто интерактивный, а, как сейчас модно говорить, иммерсивный. Когда зрителей проводят в столовую, им предлагают посидеть за семейным столом, закусить пирогами с чаем (пироги покупают перед каждым спектаклем, зрители скромничают, и то, что остается, с удовольствием потом съедают артисты). Здесь же, в столовой, их вовлекают в одну из любимых игр семьи Ульяновых - в омонимы, показывают сцену из домашнего спектакля по «Хижине дяди Тома».

- В первые минуты возникают сложности восприятия, люди откликаются не сразу, уж слишком непривычный способ существования им предлагается, и люди сначала недоумевают: «что от нас хотят?» - говорит режиссер спектакля и исполнитель роли Ильи Николаевича Алексей Вольный. Но после застолья, игр, чаепития, то есть через первые пять-семь минут зритель - наш.

То, что происходило в семье Ульяновых, закладывало основу дальнейшей судьбы каждого из ее членов. Но есть ли прямое соответствие между домашними играми, между хрестоматийным «из греческого пять, из латыни пять» и - всей последующей историей страны? 40-минутный спектакль лишь на краткое время погружает в жизнь образцовой дворянской (хоть и не по происхождению, а по заслугам Ульянова-старшего) семьи с демократическими традициями, предлагает самостоятельно нащупать связи между конкретной семейной педагогикой и ее историческими следствиями, если таковые можно вообще выявить.

- Эти люди десятки лет были иконами, неким эталоном семьи, взаимоотношений, - продолжает Алексей Вольный. - Но это и та среда, где вырос вождь революции. Важно, чтобы зритель окунулся в атмосферу и увидел эту семью с иной, с бытовой стороны. Это попытка показать этих людей ближе, чем обычно, снять их с пьедестала, приземлить и увидеть их живыми и искренними.

Вольный соглашается, что спектакль не приближает, да и не может приблизить нас к ответу на вопрос, который чаще всего задается: как из образцовой дворянской семьи могло выйти столько революционеров, включая главного революционера-практика ХХ века? Загадка остается. Да, отец был реформатором системы провинциального образования, борцом за дело просвещения народа, работал без устали, открывая и инспектируя светские школы в губернии. Да, в семье декламировали стихи: «И будем мы питать до гроба вражду к бичам страны родной...» Но достаточно ли этого для понимания сути вещей?

- Я исполняю роль Ильи Николаевича и тоже часто думал: как же так? Какие факторы воспитания сработали в семье, где выросли люди, перевернувшие историю страны? - говорит Алексей Вольный. - Такого не выразить в одном спектакле. Это как в фильме «Кабаре», где эпоха показана с другой стороны. Если человек не будет знать, что такое ужас фашизма, то «Кабаре» можно не смотреть. Так же и здесь: если не знать, кто такой Ленин, Саша Ульянов, Анна и Ольга, - если не знать этих историй - там не откроется нового. В сюжете не заложено предпосылок революционной истории. Есть лишь намеки, например, в сцене, где Илья Николаевич беспокоится, что выйдет из Володи, который амбициозен, нетерпелив, «все больше утверждается в собственной исключительности». Они с женой обсуждают характер детей, но это - информация к размышлению, у нас не было задачи докопаться до предпосылок революции.

«Плохих детей у нас нет», - говорит в спектакле Илья Николаевич Ульянов жене. При этом старший сын позднее участвовал в покушении на царя, «променял мечту о науке на взрыв», как говорит в спектакле Ольга Ульянова, а средний сын через несколько лет поставит на дыбы всю Россию.

- Я думаю, дело в том, что в семье старались выращивать личностей, людей со своим мнением, - говорит директор Ульяновского драмтеатра Наталья Никонорова, которая выступила организатором постановки. - Такие люди появляются в силу того, что они свободны. Другое дело, куда эта свобода человека может вывести: один стал террористом, другой вождем пролетариата. Но родители же так не загадывали, они просто воспитывали талантливых, ярких людей, способных мыслить и выражать свои мысли, которые много читали, много себе позволяли даже в играх.

Спектакль был поддержан грантом Минкульта РФ к 100-летию революции 1917 года. Никонорова обозначает его жанр как спектакль-экскурсию, и предлагаемые обстоятельства дома Ульяновых, а также известные исторические события определяют в целом хрестоматийный подход к отражению симбирского периода жизни этой семьи, запечатленного во множестве воспоминаний.

- Все мы воспитаны на том материале, который нам давали в школе, - продолжает Никонорова, - мы любили эту семью. Возможно, эта мысль не ярко читается, но мне хотелось ее провести: не школа воспитывает людей, а семья.

В конце спектакля, после известия о казни брата Александра, сестра Оля говорит: «Володя изменился, замкнулся». В финале Володя (его играет актер Александр Курзин, у которого есть черты внешнего сходства с его персонажем) произносит свою знаменитую фразу: «Мы пойдем другим путем». Когда прозвучала эта фраза, я с удивлением отдал себе отчет, что воспринимаю ее с некой надеждой на то, что под «другим путем» Володя подразумевает не тот, каким он в итоге пошел, а иной, нереволюционный, бескровный. Из этого можно сделать вывод, что обстоятельства, предлагаемые этим спектаклем-экскурсией, действуют. Они создают такое поле, в котором альтернативная история кажется возможной. Раз такой эффект создается, можно признать, что спектакль получился.

Статья в PDF

Фото предоставлены театром

Фотогалерея