Всё включено / XXIII Международный фестиваль «Славянские театральные встречи» | Страстной бульвар, 10

Всё включено / XXIII Международный фестиваль «Славянские театральные встречи»

Выпуск №10-210/2018, Фестивали

Всё включено / XXIII Международный фестиваль «Славянские театральные встречи»

«Славянские театральные встречи», прошедшие в Брянске в конце мая, удивили небывалым жанровым разнообразием. Историческую фреску сменяли лирические мелодрамы, за действом в стиле рок следовал концерт авторской песни в исполнении гостя из Польши, родившегося в СССР. Спектакли театров кукол перемежались философскими драмами Брэдбери и Шварца, а пластическая фантазия драматических артистов соседствовала со сценической версией американской кинокомедии конца 50-х. И это далеко не все.

Фестиваль начался с народного игрища на площади перед Театром драмы имени А.К. Толстого. А перед началом спектакля, завершавшего фестиваль, на той же площади выступил Независимый театр «Пластилиновый дождь» из Самары, показав уличный перформанс белых клоунов «Белые сны». В нем несколько чудаков на ходулях возле белого рояля, поросшего цветами, рядом с ажурной белой каретой, сделанной из тыквы, публично импровизировали нечто забавное про белого слона с крылышками.

Открыл программу форума спектакль Брянского областного театра драмы имени А.К. Толстого «Кириллин день», созданный по мотивам трагедии «Смерть Иоанна Грозного», с которой начинается знаменитая трилогия титульного автора Брянского театра драмы. Знающие толк в формальных изысках режиссер Анатолий Слюсаренко, сценограф Игорь Капитанов, художник по костюмам Андрей Климов и балетмейстер Ирина Антипова вместе сочинили изысканное и строгое зрелище, виртуозно балансируя на грани между «боярской оперой» и исторической фреской, насыщенной философскими идеями, нынче особенно актуальными. В свободном и гулком пространстве Истории ритмизованной прозой и красивыми стихами персонажи говорили о сути власти, о цене, которую вынужден платить человек, властью облеченный или к ней стремящийся.

Эпика сменялась трагическим напором. За покаянными монологами кровавого царя Ивана (Александр Кулькин) следовали мистические прозрения мудрого Схимника (Владимир Мусатов), хрупкой царицы Марии Нагой (Юлия Филиппова) или полнокровной Мамки царевича Дмитрия (Ирина Никифорова). Свою лепту в эти хорошо организованные метания вносили сметливые и цепкие бояре, наивные волхвы, «шестерка» Битяговский (Илья Беззуб), панически боящийся принять власть царевич Федор (Алексей Дегтярев) или имеющие на все свой взгляд «люди со стороны»: сохраняющие достоинство польский посол Гарабурда (Михаил Кривоносов) и знающий свое дело молодой доктор Якоби (Андрей Савченков).

По обстоятельствам сюжета на этом фоне Борис Годунов (Сергей Макухин) выглядит старательным порученцем, но молодой артист успевает показать человека умного, настойчивого и по-своему ответственного, у которого во всех смыслах все впереди. Совершенно по-новому решен образ главного героя. Александр Кулькин блестяще воплощает романтическую натуру человека, ставящего, подобно королю Лиру, опасный эксперимент, рискуя не только властью, но, по сути, и самой жизнью. Этот Иван, склонный к «нездешним» страстям, явно узрел Бездну, отраженную в его огромных глазах. А каждая стычка царя с боярами - очередной повод к мучительному осознанию своего одиночества и бессилия перед Вечностью, которая ему за все содеянное неотвратимо мстит.

В эстетике XIX века решена Брянским театром юного зрителя «Поздняя любовь» А.Н. Островского. Режиссер Михаил Скандаров, сценограф Александр Малыгин и художник по костюмам Ольга Малыгина пьесу, близкую рождественским сказкам в духе Диккенса, интерпретировали с наивной свежестью, искренностью и чистотой, без назойливого радикализма, резких интонаций и жирных акцентов. Мелодрама развивается в уютной сумеречности. Герои при этом вовсе не бесхребетны. Фелицата, хозяйка дома, где стряпчий Маргаритов с дочерью снимает жилье, в ярком исполнении Оксаны Башкатовой близка мамаше Кураж с ее девизом: «Про совесть не помню, но дрова мне нужны!». Постоянно торгуясь с судьбой, она с каждого умеет получить все, чего хочет.

Старший сын ее Николай, человек азартный, но совестливый, сыгран Евгением Ковалевым страстно и драматично. Влюбленная в него Людмила (Дина Кострыкина) одной породы с Соней из «Дяди Вани», сама ему объяснилась в любви, готовая на жертвы. Младший сын Фелицаты Дормидонт (Виктор Коновалов) влюблен в Людмилу по-книжному и, изъясняясь, принимает, как ему кажется, красивые «страдательные» позы.

Бенефисная роль стряпчего Маргаритова увлеченно сыграна Владимиром Авериным в трагикомической «щепкинской гамме». Герасима однажды назвали честным человеком, - и он искренне уверовал, что должен нести свою честность по жизни как миссию. Это помогает ему противостоять наглой красотке Варваре Лебёдкиной (Лилия Киндирова) и настырному купцу Дороднову (Алексей Чубаков), опасному даже своим простодушием. Зрители, однако, уверены, что «плохой финал заранее отброшен», поскольку это, по законам жанра, просто дано в ощущении.

Шедевр русской классической драматургии «Месяц в деревне» И.С. Тургенева показал в Брянске Орловский театр для детей и юношества «Свободное пространство». Режиссер Галина Зальцман и художник Елизавета Дзуцева учли многие веяния в отношении этой «драматической комедии», часто и радикально ставящейся нынче. Тут и жанровая интонация («из жизни отдыхающих»), и временные смещения в облике героев и обстановке, и желание режиссерски и сценографически обыграть едва ли не каждую фразу пьесы, каждый поворот ее сюжета. Получилась порой красивая, но слишком обильная в деталях игра во французское кино конца 50-х, от которой быстро устаешь. Да и постановочные приемы кажутся знакомыми: пляжная атмосфера, «старые песни о главном», резкие перепады настроений героев: острая ирония, истерики и чувственные откровения там, где хочется тонкой «игры в бисер».

Сценические версии многих пьес сегодня получают эффектные подзаголовки, дабы в нужном режиссеру ракурсе направить восприятие зрителями замысла. Гомельский драматический театр из Белоруссии показал драму Евг. Шварца «Дракон» с подзаголовком «Реквием по мечте». Режиссер Олег Молитвин выстроил по-брехтовски трезвую, не просто «сердитую», но безжалостную сатирическую драму о том, как государство снюхивается с фашизмом и как легко попасть под его влияние, если думать лишь о самом себе. Ведь тогда не только Дракон покажется крайне обаятельным существом (Сергей Лагутенко играет его сладкоречивым гуманитарием), но и Ланцелот из романтического борца за справедливость обернется черствым воякой из «Ночного дозора» (Андрей Шидловский являет его в финале бездушной машиной). Фигурами истинно трагическими предстают лишь архивариус Шарлемань (Юрий Мартинович) и Эльза (Ирина Кублицкая), в финале сознательно, на зло самой себе, вставшая на колени.

Близкой по духу антиутопией стал в режиссуре Геннадия Мушперта спектакль по повести Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Гродненского театра драмы (Республика Беларусь). Сценограф Надежда Белова и автор музыкального оформления Анатолий Кандыба создали вневременную безбытную среду, где люди живут под неусыпным надзором государственной машины, строго следящей за тем, чтобы члены «вечно счастливого» общества не хранили дома книг и, тем более, их не читали.

Наиболее внятно трагическая суть сюжета выражена в дуэли «задумавшегося» пожарного Гая Монтэга (Игорь Уланов) и его умного начальника Битти (Александр Кологрив блестяще играет человека страстного и двойственного). Тонко выстроена Татьяной Вилимович роль Девушки, упрямой в своем стремлении к свободе жертвы бдительных «пожарных». Жаль только, что сама повесть выглядит архаично, а финал ее заранее известен.

Наивно следует своей исторической миссии, сам того не ведая, герой моноспектакля по мало знакомой повести Леонида Леонова «Записи Ковякина» («Страстной бульвар, 10» писал об этой постановке в связи с фестивалем «Московская обочина»). Артист Московского театра «На Покровке» Сергей Загребнев во множестве трогательно лирических и трагикомических оттенков показывает судьбу юного, тонко чувствующего человека с психофизикой булгаковского Лариосика, которого угораздило жить в России на сломе эпох, с конца XIX века до 20-х годов века ХХ. Сыграно это виртуозно и смело, «с широко открытыми глазами», подробно и честно.

Моноспектаклем можно счесть и концертную программу гостя из Польши, актера и барда Евгения Малиновского, основателя Фонда Сближения Культур «OPEN ART». Артист, родившийся в городе Белове Кемеровской области, получивший в Кемеровском Государственном Институте Искусств и Культуры специальность дирижера эстрадного оркестра, продолжил образование в варшавской Школе имени Е. Гедроича и на Актерском факультете одного из университетов Чикаго (США). Живя сегодня в Польше, Е. Малиновский в своих концертах бардовской песни «Одно сердце - два отечества», постоянно исполняет всеми любимые песни Б. Окуджавы, В. Высоцкого, А. Дольского и А. Розенбаума, что сделал и в Брянске, снискав заслуженный успех.

Московский Театр пластики и драмы Александра Бабенко продолжил жанровое обновление фестивальной афиши, показав мистическую драму в стиле рок по мотивам весьма давней пьесы Владимира Балашова «Легенда о Паганини». Режиссер, хореограф и исполнитель главной роли Александр Бабенко увлеченно следует легенде о том, что Никколо Паганини - первый рокер мировой музыкальной культуры, был непостижимо связан с высшими силами отношениями отнюдь не благостными. Из этого посыла рождается мощный напор рок-интерпретации гениальной музыки Паганини и его мучительной судьбы. Конфликт со святым отцом Винченцо, многозначным и притягательным в исполнении Дмитрия Бозина, и драматичные отношения с некой богатой вдовой Беатриче (Софья Торосян) составляют «внешний» сюжет представления. Но главное в нем - бесстрашная устремленность к трагедии, выраженная в специфических приемах рок-представления. Опыт получился интересным, но в контексте фестиваля выглядел несколько нарочито и неоднозначно.

Путешествием в неведомое стал и пластический спектакль Брянского театра драмы имени А.К. Толстого «Любовное наваждение» по либретто, в режиссуре, хореографии, музыкальном оформлении и сценографии москвича Владимира Беляйкина (второй хореограф Ирина Антипова). Зрелище являло череду танцевальных номеров «со значением», то есть, попытками сделать из концертных номеров микроспектакли о человеческих страстях и надеждах. Танго, вальсы, романсы, жанровые сценки, перемежаясь, создавали картину яркую и увлекательную, но слишком перегруженную энергетически и многозначительную. Хочется надеяться, однако, что смелая попытка поиска новых жанровых форм получит в театре плодотворное продолжение.

Другим межжанровым опытом стала сценическая версия культовой американской кинокомедии «В джазе только девушки» Камерного драматического театра Б.И. Голодницкого из Костромы. В названии спектакля есть уточнение: «Выйти замуж за миллионера», сделанное явно для зрителей, привыкших к телешоу. Сохраняя сюжет «черной комедии», театр старается выстроить не череду концертных номеров, а спектакль с полноценной музыкальной драматургией. Номера, однако, живут своей жизнью. За классность их исполнения отвечает элегантная «начальница» женского оркестра Красотка Сью, изящная и ироничная Марина Макарова. В центре же оказывается прекрасная певица Наталья Кузьминская, чья Душечка, в отличие от героини Мэрилин Монро, вовсе не простодушна. В спектакле характер этот более драматичен и даже противоречив.

В свою очередь, Джо и Джерри - Василий Голубев и Александр Степанов - в авантюру ринулись от скуки, безденежья и отчаяния. Их несет инерция травестии, которой они вяло доверились. Зато как упоен своей влюбленностью смешной миллионер Филдинг (Виктор Костицин), инфантильный, искренний и готовый любимому существу простить все его недостатки.

Санкт-Петербургский академический Театр Комедии имени Н.П. Акимова привез в Брянск спектакль по пьесе Алексея Слаповского «Где зарыта собака». Жанр его обозначен неопределенно: «не комедия, но в двух действиях, но без антракта», а кроме того, значительная часть его смысла закодирована в авторских песнях Алексея Слаповского и Марка Сонина. Хороший артист и модный режиссер Сергей Пускепалис на основе этой не слишком внятной лирической притчи про мечту людей о взаимопонимании сочинил нечто ироничное, тоже не очень внятное, но по-своему притягательное.

Некий Виктор, озабоченный человек зрелых лет (Дмитрий Лебедев) является в привокзальный медпункт с просьбой оказать помощь приблудной больной собаке, которую зрители, кстати, не видят. Дежурный врач Липа, измотанная рутиной, собаку видит, но помогать ей не спешит, поскольку это «не по профилю». Далее из их разговоров материализуются разные персонажи: Нина, хамоватая жена Виктора, которая позже предстает слабой и беззащитной, приятель Липы Сережа (Анатолий Хропов) из категории хамов, называемых простым русским словом секъюрити, и так далее - без антракта.

Разумеется, никакой собаки нет, и зрители понимают, что «труднее всего найти черную кошку в темной комнате, особенно, если ее там нет». Но весь этот доморощенный абсурд спасают сами артисты, чудесным образом освоив предлагаемые обстоятельства. Замечательная актриса Елена Руфанова сначала показывает Липу грубоватой и недалекой. Но, увлекшись и преобразившись, ее героиня раскрывается как существо, исполненное изящества, лирической энергии, сверкающего обаяния и манящей спелой женственности. А Нина Елены Мелешковой из затурканной дурехи с бесцветным лицом превращается в элегантную ироничную светскую даму. И все они поют нечто сокровенное, но слегка впроброс, как в незабываемом спектакле «Вкус черешни». В результате спектакль не становится концертом по заявкам, а, как ни странно, многое помогает понять в женском характере.

Кукольники показали на Фестивале две постановки. Брянский театр кукол выступил с пушкинской «Сказкой о Попе и работнике его Балде», ставшей второй частью дилогии пушкинских сюжетов, начало которой в этом театре было положено «Сказкой о Рыбаке и Рыбке». На этот раз режиссер Павел Акинин и художник Ольга Сидоренко пошли от образа ярмарки, наполнив пространство множеством героев сказок, которые охотно помогают самому Пушкину, его Коту создавать новый, сатирический сюжет, а именно - притчу про человеческую алчность. Самым понятным персонажем становится Поп Елены Сафоновой, мужик нахальный, но наивный, за что и поплатился. Атмосфера сказочности в спектакле увлекает и радует не только детей, но и взрослых, готовых к новым встречам с героями сказок, в которых мудрости не меньше, чем в «Маленьких трагедиях».

Вселенской мудростью пронизана притча «Бык, Осел и Звезда» М. Бартенева и А. Усачева в режиссуре Валерия Середы, которую привез на фестиваль Луганский академический театр кукол. Предвкушение Рождества Богочеловека, явившегося в мир под сенью Вифлеемской звезды во имя спасения рода человеческого, переживают в смиренной радости животные, живущие рядом со Святым семейством. Сознавая причастность и ответственность, они готовы к высокой жертве во имя покоя и благодати. Артисты из Луганска сумели передать главное: интонацию бережности, осознание значимости свершающегося Вселенского чуда.

Маленькие Рождественские ясли каждый год заново мастерит под праздник для своей семьи дон Лука, герой трагикомедии Эдуардо Де Филиппо «Рождество в доме сеньора Купьелло», которую показал в Брянске московский «Ведогонь-театр». Режиссер Сергей Виноградов, сценограф Кирилл Данилов и художник по костюмам Янина Кремер, явно ностальгируя, стилизуют атмосферу итальянского неореализма с его шумными скандалами, открытыми конфликтами и откровенными страстями.

Трогателен своей беззащитной верой в объединяющую силу искусства отец семейства Лука Купьелло (Александр Бавтриков). Обаятелен, как все бездельники, его сын-переросток Томмазино (Федор Липатов). Выматывается домашними заботами, не теряя, однако, привлекательности, жена Кончетта (Лилия Шайхетдинова). Свои претензии предъявляет брат Луки Паскуалино (Алексей Ермаков). А тут еще дочь Нинучча (Наталья Третьяк) сбежала от мужа Николо (Сергей Зайцев), который, явившись за беглянкой, обнаруживает в доме вовсе не бывшего ее любовника с красивым именем Витторио Элиа (Илья Роговин). И никуда не денешься от вездесущих соседей Пасторелли (Илья Аллабирдин и Ольга Львова) и страдающего хроническим недосыпом колоритного Доктора (Павел Грудцов). Все обитатели этого «ковчега» связаны постоянно и неразрывно общими заботами и взаимными интересами. Эту общность наивный Лука Купьелло боится потерять и стремится сохранить, всякий раз в преддверии Рождества уповая на силу искусства, к которому старается быть причастным, всецело доверяя, разумеется, и Деве Марии.

Волшебная сила искусства вновь объединила в Брянске соседей-славян, чему опять все были рады.

Статья в PDF

Фото Марины СВИРИДОВОЙ

Фотогалерея