Театр "Новая опера": премьеры сезона | Страстной бульвар, 10

Театр "Новая опера": премьеры сезона

Выпуск №10-210/2018, Мир музыки

Театр "Новая опера": премьеры сезона

В афише театра «Новая опера» появились два новых спектакля - рождественская сказка «Пряничный домик, или Гензель и Гретель» по опере немецкого композитора-романтика Энгельберта Хумпердинка и трагическая опера «Лючия ди Ламмермур» великого Гаэтано Доницетти. Оба сочинения - редкость в отечественном театре и, вынося их на сцену, театр продолжает следовать своему творческому кредо - открывать малоизвестные в России произведения.

Новый спектакль для детей создан по известной опере «Гензель и Гретель» немецкого композитора-романтика Энгельберта Хумпердинка на либретто, написанное его сестрой Адельхайд Ветте по сюжету одноименной детской сказки братьев Гримм. Это сочинение по популярности в Германии сопоставимо с «Щелкунчиком» П.И. Чайковского в России. И так же, как в полюбившемся нам балете, кстати, тоже по сказке немецкого классика Э.Т.А. Гофмана, в опере Хумпердинка воспеваются рождественские чудеса, которые непременно приводят к торжеству добра над злом.

Написанная в 1893-м, опера «Гензель и Гретель» была тогда же поставлена в Веймаре под управлением Рихарда Штрауса, оценившего ее как «шедевр высокого качества», и с тех пор прочно вошла в репертуар многих театров мира. Тогда же, в конце XIX столетия, это сочинение увидело и русскую сцену, будучи дважды поставленным в Санкт-Петербурге (1896 - Панаевский театр, 1897 - Мариинский театр) и на сцене Большого в Москве. Однако на советских сценах опера, имеющая явную христианскую подоплеку, не нашла места. В постсоветское время у нас это сочинение было поставлено лишь в Екатеринбурге (2009) и в 2015-м звучало в концертной версии в Мариинском театре.

В версии Новой оперы «Гензель и Гретель» идет в под названием, под которым была осуществлена его постановка в Большом более ста лет назад. Театр принял решение сделать этот спектакль в русском переводе, который блистательно осуществила Екатерина Поспелова. Ее текст, гибко следующий за всеми музыкальными виражами, сдобрен русскими поговорками, стишками Маршака и даже цитатами из Аксакова и Пастернака. Постановочная команда, создавшая этот спектакль, - режиссер Екатерина Одегова, художник Этель Иошпа, чьи работы уже отмечены «Золотой Маской», и драматург Михаил Мугинштейн - не раз заявляла о себе: на сцене этого театра ими были поставлены яркие спектакли «Саломея» и «Фауст». На сей раз с ними в сотрудничестве постановку создавали художник Анна Кострикова и обладатель «Золотой Маски», музыкальный руководитель Андрей Лебедев.

Екатерина Одегова, будучи приверженцем традиционного театра со свойственными ему метафоричностью и рукотворностью, с помощью художников создала на сцене удивительный волшебный мир, сумев обойтись только театральным реквизитом и не прибегая к модным сегодня видеотехнологиям. Маленький уютный домик, в котором живут Гензель и Гретель со своими родителями, высвечен теплым светом из окружающей тьмы, в которой героев сказки - непослушных брата и сестру - ждут приключения. Волшебный лес, разнообразно воспетый в музыке Хумпердинка, манит их вкусными ягодами, а с приходом ночи пугает фантастическими существами, словно бы рожденными детским воображением. Кульминацией приключений в лесу становится встреча с пряничным домиком и его колоритной обитательницей - пряничной ведьмой, блистательно исполненной Дмитрием Пьяновым.

Органично выстроена музыкальная часть спектакля Андреем Лебедевым. Под его чутким руководством партитура, в которой моменты, написанные под явным влиянием Вагнера, сочетаются с добрыми песенками в народном духе, играет всеми красками романтического волшебного леса. Голоса солистов Анны Синицыной (Гензель) и Екатерины Миронычевой (Гретель) вливаются в общий вокально-оркестровый ансамбль характерными тембрами: им удается балансировать на тонкой грани, сочетая академический вокал с детскими интонациями. Кристальным тембром исполняет Елена Терентьева сказочных Песочного человечка и Человечка росы. Ансамбль дополняют не менее характерные Илья Кузьмин, исполнивший добродушного отца Петера, и Наталья Креслина, удачно сыгравшая ворчащую, но любящую мать Гертруду.

Создатели позиционируют свой спектакль как «оперу для детей и не только», подчеркивая, что он для семейной аудитории. Ведь сказка для детей - это всегда волшебное превращение, а для взрослых - мудрая притча. И каждый в этом спектакле увидит свое: дети - сказочное путешествие и победу над злой ведьмой в канун Рождества, родители - тему отцов и детей, проблему сближения через отчуждение и многое другое...

Репертуар театра в этом сезоне пополнился также шедевром стиля бельканто, едва ли не самой популярной и самой виртуозной оперой Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». Поставил ее приглашенный немецкий режиссер Ханс-Йоахим Фрай, в последние годы приобретший известность в России благодаря своим постановкам опер и гала-концертов в Большом и Камерном музыкальном театре им. Б.А. Покровского. В соавторах у режиссера выступили сразу два дирижера-постановщика, работавших с разными составами оркестра театра - Ян Латам-Кёниг и Дмитрий Волосников.

Созданная в 1835-м по роману Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста», опера была поставлена тогда же в театре Сан-Карло, в Неаполе, и вытеснила из репертуара все сочинения на этот, весьма популярный тогда сюжет (по роману Скотта в то время шли оперы М. Карафы де Колобрано, И. Бредаля и А. Маццукато).

Являя собой классический образец итальянской романтической музыкальной драмы, «Лючия ди Ламмермур» насыщена и острыми психологическими конфликтами, и крайними страстями. Здесь есть все, составляющее суть романтического сюжета: любовь, ревность, месть, интриги, безумие, убийство. Вражда двух шотландских родов провоцирует личную драму главной героини - Лючии, виртуознейшая партия которой выражает всю глубину и экспрессию чувств и неизменно входит в репертуар ведущих певиц мира.

Сюжетный конфликт, напоминающий историю Ромео и Джульетты, - решен режиссером совместно с художником-постановщиком Дмитрием Окуневым. Для Фрая, в послужном списке которого, наряду с театральными представлениями, есть немало созданных им шоу, визуальный аспект особенно важен. Монохромная, серо-красно-желтая гамма не только создает стильное визуальное решение спектакля и дает взгляд современного художника на оперу. С помощью символики цвета постановщики точно расставляют смысловые акценты и передают главное, на чем останавливает внимание режиссер - социальную и человеческую драму. При этом в крое костюмов, так же как в единственном элементе сценографии - тяжеловесных, декорированных барельефами воротах, решенных в эстетике позднего Возрождения, - сохранены исторические черты, отсылающие к эпохе сюжета. За каждым из трех цветов закреплена своя семантика: серый - цвет стен и второстепенных, но положительных персонажей, красный - цвет отрицательных героев, которыми движут мотивы выгоды и мести, золотой - цвет влюбленных Лючии и Эдгардо, цвет любви и жизни.

Пара главных героев словно бы возносится и парит над суетой погрязшего в интригах мира. Это заметно и в решении пластики и рисунка роли Лючии и Эдгардо, трепетных и живых в сравнении с остальными персонажами, и в режиссерской трактовке мизансцен и финальных картин, где вместо буквального умирания обезумевшей Лючии и самоубийства Эдгардо режиссер предлагает восхождение сквозь растворившиеся врата вверх, в белый свет. Таким образом, несмотря на трагический финал, подчеркнута абсолютная победа любви как божественного чувства, соединившего влюбленных вопреки роковым обстоятельствам.

Одной из сильнейших сторон спектакля надо назвать исполнение Ириной Боженко партии Лючии и Алексеем Татаринцевым партии Эдгардо. Их тончайшее и чувственное исполнение сложнейших фиоритур, мягкость и полетность тембра, сочетающаяся с вдохновенной игрой, оставляют яркое впечатление, отодвигая на второй план нестройность вокально-симфонического ансамбля под руководством Яна-Латама Кёнига. Он задает энергичный и эмоциональный посыл оркестру, но нередко увлекается темпами, не позволяя вокалистам высказывать отдельные исполнительские нюансы. Меж тем, ансамбль ведущих исполнителей достойно дополняет ведущие партии: характерен и вокально точен Алексей Богданчиков в роли Лорда Энрико Эштона, напорист и суетлив Дмитрий Пьянов в роли жениха Лорда Артуро Бэклоу, громогласен и справедлив Отар Кунчулиа в роли Священника.

В целом, если не принимать во внимание отдельные погрешности, Яну Латаму-Кёнигу удается достичь смыслового и артикуляционного баланса между моцартовской ясностью звучания и вердиевской страстностью - именно так мыслит свою задачу дирижер, подчеркивая, что шедевр Доницетти прокладывает музыкальный мост от В. А. Моцарта к Дж. Верди.

Новая «Лючия ди Ламмермур» дарит слушателю безупречное эстетическое впечатление и наслаждение прекрасной музыкой в хорошем исполнении. Без сомнения она станет украшением репертуара театра - не случайно публика уже первые спектакли приняла, осыпав артистов бурными и долгими аплодисментами.


Статья в PDF

Фото Даниила КОЧЕТКОВА

Фотогалерея