Их венчали не в церкви / "Цыганский барон" в Московской оперетте

Выпуск №1-211/2-018, Премьеры Москвы

Их венчали не в церкви / "Цыганский барон" в Московской оперетте

Если к мега-шедевру Иоганна Штрауса, его искрометной «Летучей мыши» Театр «Московская оперетта» обращался, как минимум, трижды (последняя ее версия идет здесь с 1975 года), то не менее знаменитый «Цыганский барон» он поставил под конец сезона 2017- 2018 гг. впервые в своей истории. Объяснений этому, по меньшей мере, два: недоверие к прежнему либретто и трудности музыкального материала (приходилось в других театрах видеть постановки «Цыганского барона», где не исполнялась почти половина номеров - петь некому).

Невесомость музыкальной ткани «Цыганского барона» обманчива так же, как «безответственное» простодушие исходного либретто. По сути, это многосложная романтическая опера, где комедийная стихия, при всем ее обаянии, явно уступает лирической, чувственной сути сюжета. И пусть «в народ» ушли лишь ария Баринкая «Я цыганский барон» и нахальная песенка Зупана «Я собой хорош», но истинными откровениями этого шедевра музыкальной драматургии остаются цыганское заклинание юной Саффи «Шингра!», чарующий дуэт Баринкая и Саффи «Кто нас венчал, скажи», виртуозные арии лукавой проказницы Арсены, блистательный вальс «О Вена, Вена!», наконец, пронизанная венгерским колоритом цыганская танцевальная сюита. И все это надо полноценно прочувствовать и, разумеется, спеть.

В новом либретто, созданном Валерием Стольниковым, довольно путаном и многословном, есть попытка соединить два смысловых потока: бытовой юмор комедии «про поросят» и глубинный романтизм, которым пронизана музыка Штрауса. На сцене много цыган, как в спектакле того же театра «Фанфан-Тюльпан». Они не только увлеченно танцуют, но при поддержке мудрой и загадочной Чипры (Елена Ионова) борются за свои права. Даже во время увертюры, в полумраке перед замком они многозначительно слоняются по сцене, подобно контрабандистам из оперы «Кармен».

Помпезная встреча важного сановника, которую «ставит» с челядью самовлюбленный Зупан (Александр Маркелов), похожа на сцену из «Холопки», а сам хитрый и недобрый свиновод - на графа Кутайсова. Долгие поиски клада и разговоры о нем относят зрительскую память к оперетте «Трембита» (разница лишь в том, что в «нашей» истории клад давно потерял свою ценность). Персонажи то и дело провозглашают здравицы в честь императрицы Марии Терезии, которая своим указом вернула Баринкаю наследные земли, где теперь живут цыгане, не вернув ему, однако, баронский титул. Все это раздражает Зупана, но мало интересует самого Баринкая, с первого взгляда влюбившегося в красавицу Саффи, которая, оказывается, вовсе не цыганка.

К счастью, придуманные сложности сюжета быстро уходят на второй план, поскольку дирижер Константин Хватынец и режиссер Алина Чевик стараются сконцентрироваться на чудесной музыке Штрауса, ее внутреннем содержании, обратившись к «венской», сугубо авторской, полной версии партитуры, впервые воплощенной на сцене театра Ан дер Вин в 1885 году. Волшебные мелодии великого венца действительно звучат в спектакле насыщенно и полнокровно, хотя танцы могли бы быть изобретательнее.

Следуя авторской редакции, в нынешнем спектакле молодого героя Баринкая поет тенор, а не баритон, к чему все привыкли. Рослый красавец Павел Иванов в длиннополом плаще похож на странствующего рыцаря вроде Ланцелота. В остром тембре его голоса есть романтическое напряжение и драматизм. Такого Баринкая проблемы наследства интересуют меньше всего. Он всецело поглощен своим чувством к Саффи, которую хорошая певица Екатерина Чудотворова наделяет характером глубоким и смелым. На долю каскадной пары - лукавой Арсены и простодушного Оттокара - приходится неожиданно много блестящих певческих «хитов», с которыми молодые актеры Ольга Белохвостова и Александр Бабик справляются легко и вдохновенно.

Вокальный уровень спектакля вообще весьма высок. Значимые для сюжета эпизоды хора тоже спеты достойно (хормейстер Татьяна Громова). Много усилий потребовал комедийный сюжет. Здесь забавен постоянно пьяный взяточник барон Корнеро Дмитрия

Шумейко. Комическая нагрузка «с лирическим уклоном» пришлась на долю домоправительницы Зупана Мирабеллы и героя ее далекой юности графа Омоная, возникшего под финал как «бог из машины». За этими жизнелюбивыми людьми, способными ценить свое незабытое прошлое, которых сыграли легендарные мастера Светлана Варгузова и Юрий Веденеев, следишь с особенным удовольствием, поскольку зрителям тоже есть что вспомнить.

Но основной новостью первого в истории Театра оперетты «Цыганского барона» оказалась свежесть чувственных откровений главных героев, смелость их погружения в неотвратимо нахлынувшую любовь. А когда на судьбоносный вопрос самим себе: «Кто нас венчал?» - они отвечают неожиданно и странно: «Луна!», - им хочется только позавидовать.

Фото предоставлены театром

Статья в PDF

Фотогалерея