Звезда по имени Ирэна / Ирэна Морозова (Москва)

Выпуск №1-211/2-018, Лица

Звезда по имени Ирэна / Ирэна Морозова (Москва)

Она, действительно, похожа на звезду, которая внезапно неожиданно ярко вспыхивает на звездном небе, отчетливо видном только где-то не в шумном, никогда не спящем городе, а там, где правит свой бал Природа. Ирэна Морозова, одна из ведущих актрис Московского цыганского театра «Ромэн», народная артистка России, широко известная зрителям не только по театральным работам, но и по многочисленным киноролям, по обширной концертной деятельности, щедро одарена поистине ослепительной красотой, глубоким артистическим даром, уникальным по красоте голосом.

В сентябре у Ирэны Морозовой двойной юбилей - о дате рождения умолчим, потому что ни по каким данным, кроме паспортных, догадаться о нем невозможно, но вторую дату можно озвучить с гордостью: шесть десятилетий назад юная выпускница Института иностранных языков впервые переступила порог театра «Ромэн», чтобы остаться верной ему на всю жизнь.

Трудно перечислить, сколько ролей было сыграно за эти десятилетия - и каких различных, непохожих одна на другую порой разительно. Среди них были цыганка Аза, романтическая Илька, Клавдия, Грушенька, Кармен, Королева, Графиня-цыганка, Лиза Протасова в эпохальной постановке театра «Живой труп», а в спектакле, который давно уже стал своеобразной визитной карточкой театра «Ромэн», «Мы - цыгане!» среди фрагментов, из которых он составлен, Ирэна Морозова играла Машу. Те, кто слышал в ее исполнении «Невечернюю», - вряд ли когда-нибудь смогут забыть это «снайперское попадание» в реплику Федора Протасова: «Это - не свобода, а воля...». Такая пронзительная тоска, такая свобода, такая истинная, природная, ничем и никем не скованная воля звучала в ее голосе, жестах, взгляде, что душа словно воспаряла в немыслимые высоты и не желала возвращаться назад...

Не случайно одной из самых больших поклонниц Ирэны Морозовой стала однажды и до конца своей долгой жизни несравненная «белая цыганка» Изабелла Юрьева - не только на всех концертах актрисы, но и, кажется, на всех спектаклях эта хрупкая, уже очень старая выдающаяся певица сидела в первом ряду с букетом цветов, а несколько раз мне довелось услышать, как они пели вместе. Изабелла Даниловна Юрьева наслаждалась исполнительским искусством Морозовой, в котором слышались и характер, и отношение к жизни, и любовь, и страсть, и тоска, и поразительная красота переливов, переходов.

Помню один из концертов актрисы в Центральном Доме актера в середине 90-х годов. Изабелле Юрьевой было тогда 97 лет, а она вдруг сорвалась с места и не просто запела, но и заплясала вместе со своей любимицей. А Морозова говорила потом: «Я и не думала, что Изабелла Даниловна выйдет со мной петь и плясать в свои-то 97 лет. Но она сама, по-моему, забыла обо всем, ее словно какая-то сила подняла. А что может быть важнее? Разве не для этого мы выходим на сцену?» И припомнила, как была на гастролях в Бугуруслане и во время «Венгерки» спросила: «Ну, кто со мной?» Вышла бабушка в валенках выше колена огромного размера и начала плясать. Плясали, плясали, Ирэна почувствовала, что пора уже отдохнуть, спросила бабушку: «Вы не устали?» - и услышала в ответ: «Я русская, хоп-па!..» - и наяривает дальше. Зал рыдал от смеха, а остановить бабулю никаких сил не было...

Ирэна Морозова стала единственной, кому Юрьева подарила право петь свои «коронные» романсы, потому что была уверена: Ирэна - именно та актриса (а не просто певица), которая понесет через годы и десятилетия традицию исполнения русских и цыганских романсов, не только ничего не растеряв, но и обогатив, окрасив ее собственными, глубоко индивидуальными красками мастерства психологического исполнения. И тогда романсу предстоит жить долго...

В очень давнем интервью Ирэна Морозова рассказала мне о том, с какой жадностью, ненасытностью впитывала уроки артистов старшего поколения - Ляли Черной, Марии Скворцовой, Ивана Ром-Лебедева, Ивана Хрусталева, Сергея Золотарева, что уж говорить о Семене Баркане и Михаиле Яншине. Сидела на всех репетициях, хотя и была первые годы в «вечном втором составе», но старалась работать над каждой ожидаемой ролью самостоятельно. Никогда не боролась за роли, не завидовала, но, конечно, впадала порой в тягостное настроение - слишком хотелось играть, быть на сцене. Но постепенно начались съемки в кино, концерты, а потом и в театре все наладилось.

В том интервью Ирэна Морозова сказала очень, как мне кажется, важные слова: «Бог меня наградил какой-то бешеной творческой энергией, мне нужно, чтобы и душа, и мысль были в постоянном напряжении. И я благодарна судьбе, которая всегда давала мне и эту энергию, и силы, и веру в себя. Никогда не имело значения, после кого я выйду в концерте, большая ли у меня роль в театре. Потому что самым главным было всегда одно - выйти на сцену».

Это и осталось главным по сей день - и бешеная энергия, и напряжение души и мысли, и силы, и вера, потому что нет ничего важнее, чем выйти на сцену, захватить, заворожить, покорить любого размера зрительный зал, чтобы каждый из сидящих, а порой и стоящих в нем понял: взошла ярчайшая Звезда.

Звезда по имени Ирэна...

Статья в PDF

Фотогалерея