"Всё, что сделано тобой..." / Вспоминая Екатерину Максимову

Выпуск №6-216/2019, Вспоминая

"Всё, что сделано тобой..." / Вспоминая Екатерину Максимову

«Как мало кто в нашем балете, как почти никто за рубежом, волны любви и обожания Максимова умеет претворить в танец. Это ее ситуация, ситуация ее героинь. Чем больше восхищенных глаз наблюдают за ней, тем восхитительнее она танцует. Конечно, Максимова неповторима и не будет повторена, но неужели же с ней уходит этот человеческий тип и эта таинственная способность быть балериной эпохи Дидло и балериной эпохи Бежара».

Вадим Гаевский. 1994 год

 

Узор, написанный рукой природы,

Где непонятна тайна мастерства,

Где все цветы земли в лазури небосвода -

Живое чудо в форме божества.

Ты - легкая, но с грузом всей Вселенной.

Ты - хрупкая, но крепче нет оси.

Ты - вечная, как чудное мгновенье

Из пушкинско-натальевской Руси.

Валентин Гафт Екатерине Максимовой.

 

1 февраля в Большом театре состоялся гала-концерт в честь 80-летия Екатерины Максимовой, одной из самых ярких звезд мирового балета ХХ века. Режиссер, автор эскизов и сценического оформления концерта Владимир Васильев. В программе вечера было много самых разных номеров и фрагменты балетов, которые танцевала Е. Максимова: «Золушка», «Дон Кихот», «Фрагменты одной биографии», «Анюта», в которых главные партии в этот вечер танцевали ее ученицы, ныне известные балерины. А всех их вместе Владимир Васильев объединил в небольшом балете на музыку «Вальса-фантазии» Глинки. Сменяя друг друга, кружились в вальсе солистки Большого театра Анна Никулина, Кристина Кретова, Маргарита Рыжкина, прима-балерина Кремлевского балета Наталья Балахничёва, прима-балерина Челябинского театра оперы и балета им. Глинки Татьяна Предеина. Их участие в юбилейном вечере в честь Екатерины Максимовой - дань памяти своему любимому педагогу.

Никого не хочу обидеть. Но когда на большом экране появилась Екатерина Максимова, и зрители в который раз увидели, как она танцует Анюту, Китри, Петера из «Старого танго», Фригию, Элизу Дулитл, - все остальное померкло. Это был фейерверк, волшебство. Насколько же она изменила представление о том, что такое классическая балерина.

В этот вечер в Большом театре была особая публика. Снова, как когда-то, пришли истинные поклонники таланта Екатерины Максимовой, ее друзья, те, кому посчастливилось не один раз видеть ее на сцене в самых разных ролях, а кому-то встречаться и в жизни. У каждого были свои воспоминания...

Много лет назад, когда я переезжала из Ленинграда в Москву, мои друзья и коллеги с недоумением спрашивали: «Зачем ты едешь в Москву?!» Я отшучивалась: «Я смогу ходить на все спектакли Кати и Володи». «Катя и Володя» - не признак моей фамильярности. Это бренд, известный во все мире. Великий дуэт - Екатерина Максимова и Владимир Васильев. Мне повезло: я, действительно, не пропускала премьеры и бывала на рядовых спектаклях. Нет, рядовых спектаклей у них не было. Каждый был чудом и праздником высочайшего искусства балета. Не один год Е. Максимова и В. Васильев 31 декабря танцевали традиционный «Щелкунчик». Море цветов было всегда, но в этот предновогодний вечер поклонники обязательно преподносили любимым артистам маленькую, украшенную крошечными игрушками елочку. Такого я больше никогда не видела.

Я не знаю в истории театра актрисы, балерины, кроме Екатерины Максимовой, к кому не только родные, друзья, но и зрители относились бы не просто с восторгом, восхищением, но с какой-то теплотой и нежностью. Она всегда была и осталась Катей Максимовой. Екатериной Сергеевной ее называли только ученики и официальные лица. Поэтому, делясь своими воспоминаниями, я тоже позволю себе называть ее Катя.

Много лет я работала на Радио России и вместе с режиссером Верой Малышевой, которая входила в круг близких друзей Кати, мы делали передачи о драматическом театре и о балете. Е. Максимова и В. Васильев были неоднократными героями наших передач. В моем архиве сохранились записи наших интервью, разговоров, творческих вечеров.

Вот некоторые страницы архива.

1999 год. Февраль. В эфире Радио России передача «Душой исполненный полет», посвященная юбилею Екатерины Максимовой в Большом театре. В это время главное место в ее жизни занимает педагогика. Наверное тогда ученицы впервые танцевали фрагменты из ее спектаклей, причем она сама с ними репетировала. Мне посчастливилось побывать на этих репетициях, это было необыкновенно интересно. Я увидела как роль, концертный номер передается, как говорят, из рук в руки, из ног в ноги, о чем и рассказывала нашим слушателям. В передаче звучали документальные записи этих репетиций. Замечания, которые делала Катя, не столько касались техники, сколько эмоций, чувств, смыслов. И это для молодых балерин оказалось очень непросто. Но в результате - справились, и на юбилейном вечере все удалось. Тех, кому посчастливилось первого февраля 1999 года оказаться в зале, ждал сюрприз. Екатерина Максимова снова танцевала на сцене Большого театра. Это был специально подготовленный к юбилею номер - композиция на музыку Шуберта «Сады Виландрии» - подарок от американского хореографа Марты Кларк. Партнерами Е. Максимовой были совсем молодые Ян Голдовский и Илья Рыжаков. Танцевала она так, будто никогда не оставляла сцену.

На нынешнем юбилейном вечере в Большом театре звучали фрагменты книги Екатерины Максимовой «Мадам «Нет» в исполнении Ксении Алферовой и Егора Бероева. Это замечательная и очень красивая книга с массой прекрасных фотографий, где впервые Максимова очень просто и искренне рассказала о своей жизни, о радостях и печалях.

Она не писала, а наговаривала свою книгу. Записывала Елена Фетисова, которая буквально заставила ее взяться за этот эксперимент. Потребовались настойчивость и упорство Елены, чтобы книга была завершена. Особая ее ценность еще и в том, что там сохранены интонация и строй речи Екатерины Максимовой. Елена Фетисова много лет была фотобиографом балерины. Она автор уникальной работы, которой завершается книга, - это «Творческая биография Екатериной Максимовой. Имена, факты, даты. Энциклопедия от А до Я».

В предисловии автор пишет: «Когда ко мне обратились с предложением написать книгу своих воспоминаний, я сразу ответила: «Нет! Нет!» - первое слово, которое я говорю, если меня хотят заинтересовать новой ролью, идеей, работой: «Нет, я не могу! Нет, у меня не получится!» Так было всегда, сколько я себя помню. Это слово так часто звучало из моих уст, что мой друг, французский фотограф Анри Лартинг, наградил меня новым именем - Мадам «Нет».

Однако, Мадам «Нет» все-таки танцевала премьеры, снималась в телебалетах и даже играла драматические роли - благодаря тому, что рядом были люди, которые в меня верили и уговаривали только попробовать, только начать - а вдруг получится что-то интересное. В конце концов, попробовать я соглашалась, тем более, что все новое, необычное всегда казалось мне безумно привлекательным, - и я втягивалась и погружалась в очередную работу... Уговорили меня попробовать и на этот раз.

И здесь я лишь пробую рассказать, как жизнь привела меня к пониманию самого важного, самого главного. Мое счастье в том, чтобы жить, любить, быть здоровой, иметь настоящих друзей и то дело, которому отдаешь душу».

У меня сохранилась запись чудесного вечера - презентации книги «Мадам «Нет» в Центральном Доме актера в 2003 году. В тот вечер в уютном зале на седьмом этаже собрались друзья, коллеги. «Молодого автора» приветствовала, вспомнив свою первую встречу с Катей, директор ЦДА Маргарита Эскина. Вел вечер Федор Чеханков, друг Максимовой и Васильева со студенческих времен. В его книге воспоминаний есть глава «Катя и Володя». Именно на этом вечере прозвучали стихи Валентина Гафта - эпиграф к этой статье. Катя услышала много добрых и восторженных слов о своей книге. Впервые, наверное, ее друзья получили возможность объясниться ей в любви.

Балерина Большого театра Раиса Стручкова, последний педагог Екатерины Максимовой, которая помогла ей на много лет продлить карьеру, обратилась к Катиной маме Татьяне Густавовне со словами благодарности за то, что подарила миру такую девочку. «Она удивительная артистка, - продолжила Р. Стручкова. - Как интересно с ней работать! Ведь ее нельзя остановить. А какие говорящие руки! Какие говорящие стопы! Спасибо, тебе, Катя, что поведала всему миру, какое это замечательное искусство - балет». Василий Лановой приветствовал Катю как писатель писателя, подарил ей свою книгу и прочел стихи Пушкина, специально написанные, как он сказал, о ней:

Благодарю за наслажденье,

За грусть, за милые мученья,

За шум, за бури, за пиры,

За все, за все твои дары

Благодарю тебя.

Слова любви услышала Катя и от Ии Саввиной и от Ирины Карташовой как представителей щелыковского братства. Замечательную историю вспомнила Юлия Константиновна Борисова. К 50-летию артиста Театра имени Евг. Вахтангова Юрия Волынцева ставили пьесу Г. Мамлина «Колокола». И он попросил Юлию Константиновну сыграть с ним эту премьеру. Она согласилась, не читая пьесы, из хорошего отношения к Волынцеву. И выяснилось, что ее героиня, известная балерина, попала в катастрофу, не могла танцевать. О работе над этой ролью Юлия Борисова рассказала: «Я поняла, что мне нужна помощь. Я вспомнила, что могу позвонить Владимиру Викторовичу Васильеву. Он придет, поставит мне номер, зрители ощутят, что во мне что-то есть от балерины. Владимир Викторович приехал с Екатериной Сергеевной. Я изложила, в чем моя просьба. Он сказал, что мне может помочь Екатерина Сергеевна. Как же я сама не догадалась! Начались занятия. У меня появилась возможность посмотреть балет в кулисах. Я увидела, что стоит пребывание артиста балета на сцене, когда они выбегают после какой-то вариации. Я была потрясена. Я готова была им поклониться. Я попросила Катю взять меня на класс. Драматические актеры идут на репетицию, острят, переговариваются, рассказывают анекдоты... А тут мои боги шли молча. Я бы даже сказала, понуро. Каждый встал к своему месту, не разговаривая. Раздались французские термины. И на моих глазах руки, ноги, голова, тело легко и просто все начали выполнять. Потом - середина - это уже танец, полет, восхитительно. Перерыв. Первой улеглась на пол моя Катя. Я поняла, у них особое отношение к полу, пол восстанавливает. И я свой спектакль начинала с позы Кати. Партнер был высокий, и я рядом с ним чувствовала себя балериной - разбалериной. Кате удалось что-то извлечь из моего тела. После танца всегда были аплодисменты. Я хочу сказать, что те, кто припал сердцем к балету, понимают, что русский балет и русская балерина - это не стальной носок и 32 фуэте, а то, чем в избытке обладает этот удивительный человек, который всем известен, - Катя Максимова. Она говорит со сцены душой. Ее боль, ее страдания, ее радость, ее любовь, ее свет льются в зрительный зал».

В своем обращении к читателям книги Катя упоминула о тех людях, которые верили в нее, умели убедить попробовать нечто новое, необычное. Первый человек, конечно, Владимир Васильев. К таким людям относился великий хореограф Морис Бежар, который почти силой заставил ее танцевать Юлию (Джульетту) в его балете «Ромео и Юлия» на музыку Берлиоза на гастролях в Москве. Те, кто это видел, никогда не забудут. И она не забыла о моментах счастья, которые подарил ей Бежар. Одна из глав ее книги озаглавлена «Бежар». Это был единственный балет, созданный зарубежным хореографом, который она танцевала в Москве. О тех балетах, которых не увидели ее российские поклонники, в книге целая глава. Особенно обидно, что мы не увидели Татьяну в «Евгении Онегине» английского хореографа Дж.Крэнко. Ее дебют в этом балете состоялся в Англии в 1989 году. И ее Татьяну приняли восторженно и английская публика, и критика. Даже по фотографиям можно себе представить, что это была настоящая пушкинская Татьяна. В то время ни один московский театр не решался ставить «Евгения Онегина». Прошло каких-то 30 лет. И в театрах Москвы и Петербурга в афише «Онегин» разных хореографов. А в Большом театре именно в хореографии Дж.Крэнко. Владимир Васильев вставил дуэт из этого балета в программу юбилейного гала-концерта. Может быть, как напоминание о несвершившейся катиной мечте - танцевать Татьяну дома, для своих зрителей.

На презентации книги «Мадам «Нет» собрались замечательные люди, всех представить просто невозможно. Но не смог приехать из Петербурга режиссер Александр Аркадьевич Белинский. Он прислал письмо: «Милая моя Катя! Книжка твоя прекрасна. Я не обо всех говорю хорошо...

Но есть два человека, о ком только в превосходной степени, - А.С. Пушкин, автор романа в стихах «Евгений Онегин», и автор романа в прозе «Мадам «Нет» Е.С. Максимова. Всегда твой Саша Белинский».

Влюбленность А.А. Белинского в талант балерины и в человеческий талант Екатерины Максимовой, вера в ее безграничные возможности как актрисы привели к созданию знаменитых телебалетов, начиная с «Галатеи» в 1977 году, «Старое танго» 1979 й, «Жиголо и Жиголетта» - 1980-й, кончая «Анютой» в 1982 году. Всего пять лет! Хореографы этих телефильмов-балетов Дмитрий Брянцев и Владимир Васильев.

Екатерина Максимова раскрылась в фильмах не только как уникальная танцовщица, которая может все, но и как актриса, которой подвластны все жанры от комедии до трагедии. На первом просмотре «Галатеи» в Доме актера все испытали шок и восторг одновременно. И с каждым новым фильмом удивление и восхищение только возрастали.
В 1994 году Белинский снял телефильм «Классная дама» по рассказу А.И. Куприна, где Максимова играет драматическую роль. В нем классная дама устраивает перекличку. Белинский сделал Кате подарок: фамилии учениц в фильме те же, что у ее учениц в Кремлевском балете и в Большом театре. В фильмографии Екатерины Максимовой, актрисы и балерины, есть еще художественный фильм «Фуэте» Владимира Васильева, где у нее сложная и очень интересная роль. Одну из глав книги она назвала «Кино и телевидение - что получилось». Что получилось - всем известно...

На презентации книги присутствовал Дмитрий Брянцев, хореограф «Галатеи» и «Старого танго». На сцене Большого театра он поставил для Кати балет «Гусарская баллада» на музыку Тихона Хренникова.

Когда А.А. Белинский предложил Брянцеву сочинить балет «Галатея», ему было 25 лет. К этому моменту он был танцовщиком и успел поставить несколько хореографических новелл в Мариинском театре. А тут балет на ТВ, да еще на Максимову! «Когда я услышал фамилию Максимова,- начал Д. Брянцев, - было совершенно ясно, что я должен отказаться, не потому, что не хочу, а просто не имею права поставить плохо, а хорошо сейчас не смогу. Но Белинский сказал: давай не будем спорить, попробуешь кое-что поставить. Если пойдет - пойдет, нет - никто ни к кому не будет иметь претензий. (У Белинского был большой опыт уговаривать таким образом. Чего стоило убедить Катю участвовать в этом эксперименте!) Когда я приехал после отпуска, я пришел к Кате домой, поговорили. И дальше началось все очень просто: репетиционный зал, входит Екатерина Сергеевна - с чего начнем? Появляется Марис Эдуардович Лиепа. Он говорит: «Катя, этот юноша должен владеть моим телом?»

На первой репетиции с двумя этими уникальными людьми было создано десять первых минут сцены урока в «Галатее».

Д. Брянцев заметил, что название книги «Мадам «Нет» - просто в десятку. Уж он-то знает, что такое «Нет» Екатерины Максимовой, испытал на себе во время репетиций «Галатеи» и «Старого танго». Но при этом, работа с Максимовой, как он сказал, была самым счастливым моментом в его жизни.

Эти счастливые моменты были у всех людей при общении с Катей, - у ее партнеров, друзей, зрителей на ее спектаклях и фильмах, у молодых танцовщиков, которым повезло участвовать в спектакле «В честь Галины Улановой» и вместе с Е. Максимовой и В. Васильевым объехать массу стран. Среди них был и Андрис Лиепа. Он рассказал, как один французский критик назвал всех ребят, участвовавших в спектакле, детьми Васильева. Они и чувствовали себя детьми не только Васильева, но и Максимовой. Между собой называли их папа Вова и мама Катя. «Родители» опекали, подкармливали «своих детей». Это было счастливое время. Счастливыми в тот вечер в Доме актера на презентации книги Е. Максимовой «Мадам «Нет» чувствовали себя и гости, и автор книги. Завершая вечер в Большом, Владимир Васильев прочел свои стихи, посвященные Кате:

Цепочка дней,

часов,

ночей,

Цепочка лет,

десятилетий,

Связала нас одной судьбой.

И все, что сделано тобой

И мной на этом свете,

Нерасторжимо.

Все прочней, и тверже,

И надежней взаимосвязь.

И звенья эти -

не распрямить,

не расковать,

не разогнуть,

не разорвать,-

А только дальше продолжать

И быть за все в ответе.

Десять лет Кати Максимовой нет с нами. Владимир Васильев, действительно, чувствует себя в ответе за все, что с ней связано. И память об этой необыкновенной балерине и уникальном человеке жива. И на вечера ее памяти, выставки, ей посвященные, приходят сотни людей. И всякий раз, когда на ТВ появляется Екатерина Максимова в документальных фильмах, спектаклях, передачах, телефильмах-балетах, думаешь: какое счастье, что все это наследие у нас есть. Екатерина Максимова осталась с нами навсегда.

 

Статья в PDF

Фотогалерея