Оперу - в массы/ "Царица" (Театр "Геликон-опера")

Выпуск № 6-126/2010, Премьеры Москвы

Оперу - в массы/ "Царица" (Театр "Геликон-опера")

 

Москву посетила «Царица» – «открытая» опера о Екатерине Великой на музыку Давида Тухманова и либретто Юрия Ряшенцева и Галины Полиди. Впервые она появилась на свет летом в Санкт-Петербурге, где ее триумфальные премьеры прошли в Александринском театре с поистине царским размахом. В столице опера разместилась тоже по-царски – в Кремлевском Дворце съездов, где московские слушатели и имели возможность встретиться с ней воочию. Родилась эта грандиозная постановка, благодаря инициативе Льва Лещенко и фонда просвещения «МЕТА», учредителем которого является Председатель Совета директоров ФК «УРАЛСИБ» Николай Цветков. К созданию ее привлекли известного своим смелым подходом к экспериментам в оперном жанре Дмитрия Бертмана и коллектив постановщиков и исполнителей его театра «Геликон-опера».
По замыслу инициаторов «Царица» – это первая попытка широкоформатного выхода оперы к массовому зрителю, в полном смысле слова – популяризация жанра. В пресс-релизе так и указано: «Спектакль поставлен в рамках просветительского проекта и предназначен для посещения всей семьей… Постановка задумана в формате «открытой оперы», который полностью опровергает устоявшееся общественное мнение об опере, как о виде искусства для узкой аудитории ценителей. Это произведение – сплав классики, истории, лучших традиций оперного искусства с современным музыкальным и литературным материалом». Валентина Сигаева, Председатель Правления Фонда просвещения «МЕТА», так комментирует намерения постановщиков: «Мы надеемся, что благодаря своей доступности «открытая» опера станет излюбленной формой досуга для всей семьи. Проектом «Царица» мы хотели вернуть массового зрителя в музыкальный театр, дать возможность как можно большему числу людей приобщиться к этому виду искусства».
Приобщить массового зрителя к чему-либо можно, как известно, через пышность и блеск внешнего оформления, доступные для понимания в первую очередь. На этом блеске, впечатляющем имперским размахом, и основано масштабное зрелище, которое облачено в красочную сценографию Игоря Нежного, воспроизводящую интерьеры Царскосельского дворца, и исторические костюмы Татьяны Тулубьевой. Постановщики спектаклей «Геликона», привычно зажатые ограниченными возможностями собственной сцены, размахнулись на славу, воссоздав на сцене с соблюдением точной геометрической перспективы копии парадного фасада и интерьеров отдельных помещений дворца: Большого (Зеркального) зала и альковных комнат, рисунок живописного плафона потолка и напольного покрытия. Костюмы Татьяны Тулубьевой впечатляют как достоверной роскошью, так и количеством: только три артистки, исполняющие роли Екатерины, меняют наряд 11 раз в течение спектакля, демонстрируя зрителям шикарные платья сложнейшего кроя, изготовленные с использованием эксклюзивного кружева и тканей; хор и миманс осуществляют 12 переодеваний, для различных сцен артистам по эксклюзивным эскизам создано 135 париков, изготовлено 388 комплектов костюмов, хору – 277, а сольным исполнителям – 91 костюм! Вся эта роскошь освещена мягким светом трехсот свечей, равномерно распределенных Дамиром Исмагиловым по всему пространству сцены так, что благодаря отражению в зеркалах глаз зрителя воспринимает 1200 отсветов свечного пламени.
Ну а если обратиться к смысловой сути постановки, то оказывается, что «открытость» жанра напрямую отражается на открытости сюжетного и музыкального содержания, в котором сливается все, что можно и нельзя себе представить. Сюжет, основанный на реальных исторических фактах, не имеет ни четкого начала, ни определенного конца. Это своего рода хроники жизни Екатерины – череда эпизодов из ее личной жизни, рассказывающих о любовных интригах с Орловым, Потемкиным, Сухоруковым. Протекают они на фоне некоторых достоверных исторических событий, периодически вторгающихся в лирическое повествование. Центром является внутренний мир и личная жизнь Екатерины, изложенная с непременным, как водится у Дмитрия Бертмана, подчеркиванием эротических деталей. Драматургическая «расплывчатость» и жанровая неопределенность целого частично компенсируются ритмом, который задается композиционной сменой арий-ансамблей и массовых сцен.
Музыка Давида Тухманова, композиторский дар которого лежит определенно в области популярной песни, местами, где узнается его мелодический почерк, радует слух. Местами же повергает в недоумение, когда опереточные и песенные интонации вдруг самым неожиданным образом срастаются с драматургическим методом М.Мусоргского в интонационно-речевой обрисовке народа, высыпающего в тулупах на сцену, с ламентозными интонациями Екатерины или церковным хоралом, обозначающим ее размышления о бренности счастья.
В масштабах целого и в торжественных массовых сценах, самая величественная из которых – финал, сопровождаемый выездом копии памятника императрице из Екатерининского сквера в Санкт-Петербурге (построенной из «живых скульптур»), заявлены претензии на эпичность и монументализм. Но они разбиваются об опереточные ритмы, не вполне уместные комические элементы режиссуры, по-современному ритмичную пластику персонажей, плохо сочетающуюся с масштабом костюмов и декораций, о выразительную и «говорящую», но слишком угловатую для эпоса – то остро-характеристичную, то опереточно-легкомысленную – хореографию Эдвальда Смирнова. Эклектичность музыкально-сценического целого складывается в «коктейль» с не вполне ясным вкусом, доминантой которого становится сюжетно-музыкальный мотив славления Екатерины Великой.
Оркестр под управлением Константина Чудовского играет собранно, но не вникая в нюансы. Хороши вокалисты – исполнители главных ролей: Мария Максакова, Елена Ионова, Ксения Вязникова в ролях разновозрастной Екатерины, Вадим Заплечный в роли графа Григория Орлова, Петр Морозов и Юрий Веденеев в роли Григория Потемкина, Анна Гречишкина в роли внучки Екатерины Александрины, Олег Рябец с уникальным мужским сопрано в роли ее жениха Густава IV.
Отдавая должное грандиозности замысла и его исполнения, резюмируем: опера как жанр, по природе своей не предназначенный для широкого зрителя, плохо поддается всеобщей глобализации и демонстрирует резистентность напору современных трансформаций. Вместо того чтобы идти в массы в полноценном жанровом амплуа, от вольных манипуляций она «мутирует» в дорогостоящее стилизованное шоу, чей «организм» всеяден и способен принять наряду с признаками оперы также и черты оперетты, мюзикла. При этом массовый зритель, больше привычный к развлекательным шоу и мюзиклам, хоть и бравурно приветствует пышность постановки, но не до конца понимает, как к ней относиться, в то время как искушенный оперный слушатель недоумевает от метаморфоз жанра.
Ну а дальнейшая судьба величественной «Царицы» обещает быть не менее царской: прошествовав по городам России, она затем разместится в здании нового театра «Геликон-оперы», что строится на Большой Никитской.
Фото Дмитрия Дубового

Фотогалерея

Victor, 23 июля 2010
Да уж, облили. А ведь замечательный спектакль! Яркая, интересная постановка, превосходная сценография, великолепные костюмы, отличная хореография. Что ж вы врете? Опера должна развиваться - 21-й век на дворе. А у Тухманова потрясающая музыка. И слушатели на "ура" вчера принимали и стоя аплодировали!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.